Ах эти странные глаза!..

В пятницу Тома заявила мне, цитирую: «Не можешь ты врать, Лешенька, тебя глаза выдают: глаза у тебя затравленные». И как это вам нравится? Весь вечер пялился в зеркало, но ничего нового не узрел. Нет, они у меня, конечно, беспородные, не поймешь там, то ли они зеленые, то ли желтые, но до затравленных, думаю, еще далековато…
Хотя…
Вчера ходили на премьеру оперетты «Сильва» - профсоюз нам выделил бесплатные билеты где-то на последнем ряду галереи. Весь первый акт смотрели люстру, потом додумались пересесть. Зря это сделали. Дело в том, что там большую часть постановки на сцене находился кдб, и вспомнились тут мне молодые годы, когда танцевал я в этом кдб.

Нет, сначала, хочу рассказать немного про как раз-таки эти «молодые годы» и свою связь с кдб.
Был я одним из таких типичных всегда аккуратно подстриженных и беленьких во всех смыслах мальчиков, которых шпана красиво величает «домашними» (кажется, у меня даже глаза были голубые, потом изменились, но это неважно). Вобщем жил был этот самый мальчик, в народе величаемый Дариком. И была у него в соседнем доме бабушка, которая его любила больше, чем собственный папаша. И как-то раз мальчик поссорился с бабушкой. А потом решил извиниться и отправился к ней в гости. В гостях они помирились и начали играть в больницу. А потом бабушке стало плохо, и она умерла. В доме не было телефона, а открыть сложный замок мальчик не сумел, поэтому он просидел с бабушкой до ночи, пока мама не стала его искать и не позвала слесарей, чтобы открыть дверь. А потом пришла милиция и стала спрашивать, не убил ли мальчик свою бабушку. Потому что, видите ли, он мог нечаянно ее чем-нибудь напоить. На что родители ответили, что он с бабушкой поругался и, наверное, мог.
И сколько мальчик не рассказывал, что они помирились, и бабушку он не трогал, родители ему не поверили. Потом мальчику надоело, что ему не верят, и он так и сказал: «Если не хотите мне верить, можете думать все, что хотите». Потому что люди всегда охотнее верят тому, что видят. И тогда папаша отвез мальчика в детский распределитель, откуда тот вскоре убежал.
Потом мальчик где-то с неделю жил на вокзале, познакомился с местной шпаной, однажды «брал» киоск. Маленькие дети очень быстро умеют приспосабливаться, и мальчик очень быстро переучился. Потом, когда его нашла мама, извинилась (они узнали, почему бабушка умерла) и отправила обратно в школу, мальчик уже не был прилежным мальчиком и не стал тратить силы на учебу. Вместо этого он поднял бунт против преподавателей и сделался местным клоуном (однако, стоит учесть, что его оценки при этом наоборот улучшились – видимо, нахальство людям все-таки помогает). А еще он назло отцу отправился в кардобалет. Где, выражаясь витиеватым языком, и оставил свое сердце. А потом все уже ясно. Закончил школу с медалью и бла-бла-бла…
Да, писатели из меня никакой… =)
Просто мы пришли в Театр оперы и балета, и сразу вспомнились его обкуренные кулисы, групповые гримерки… Жаль, что ушел оттуда. Правда жаль.
55.jpg (140x200, 6Kb)