Белые вишни

...горячее стекло в холодной воде треснет и разлетится на сотни осколков, каждый из которых станет частью нас, и мы уже никогда не вернёмся в исходное состояние. Всё, что мы чувствуем сейчас, теперь – это есть одна единственная истина во всём мире, которого уже давно нет, а может его и не было никогда. Он как отражение в зеркале: смотришь в него – оно есть, отойдёшь или отвернёшься – и вот его уже нет, словно и не было никогда. Это зеркало – мы сами. Мы смотрим друг в друга и отражаемся друг в друге. Мы видим то, чего нет, а может просто другие этого не видят, потому что смотрят в другое зеркало. Но какое нам дело до других? ''Другие'' – это всего лишь безмерное пространство, в котором мы давно уже утонули... Нам никогда уже не стать другими. Лучше умереть, чем потерять то, что у нас есть и стать такими же как ''они'' или, точнее, не стать такими как мы, т.е. перестать быть вовсе, что тоже равносильно смерти, только смерти другой, другого уровня микрокосма, в котором мы некогда пребывали. Наши с тобой ощущения – это бесконечная пропасть в бескрайнее небо, и я не знаю, и даже боюсь представить, что будет с теми, кто в неё ещё не упал и с теми, кто уже никогда туда не упадет. Жаль. Мне искренне ''их'' жаль... А впрочем, какое нам до них дело?... Это наши с тобой иллюзии, наш собственный мир и в нём нет ничего кроме нас самих и этого мучительно сладкого чувства...