ЧИТАЯ КОЭЛЬО

ИСКУССТВО ОБЩЕЖИТИЯ
Оставайся в пустыне

- Почему ты живешь в пустыне?

- Потому что не могу стать тем, кем хочу. Когда становлюсь самим собой, люди относятся ко мне с фальшивым почтением. А когда я говорю правду по поводу моей веры, они начинают сомневаться. И все уверены, что на самом деле святее меня, но притворяются грешниками, боясь оскорбить мое одиночество. Постоянно стараются показать, что считают меня святым, и тем самым превращаются в посланцев Сатаны, искушая меня грехом Гордыни.

- Твоя беда не в том, каков ты, а в том, что ты не принимаешь других такими, каковы они есть. А если так, то тебе и в самом деле лучше оставаться в пустыне, - сказал рыцарь и двинулся прочь.

Прощай врагов

Настоятель спросил у своего любимого ученика, как подвигается процесс его духовного развития. Тот ответил, что добился многого и теперь может посвятить Богу каждую минуту.

- Что ж, остается только простить твоих врагов.

- Но я не питаю к ним злобы, - в замешательстве ответил ученик.

- А, по-твоему, Господь питает к тебе злобу?

- Ну, разумеется, нет!

- А ты все равно просишь у Него прощения, разве не так? Поступай так же и со своими врагами, даже если не испытываешь к ним ненависти. Тот, кто прощает, омывает и умащает благовониями душу свою.

В день шестой

Несколько мудрецов собрались на диспут о творении Господа: они желали выяснить, почему Он оставил сотворение человека на шестой день.

- Он помышлял сперва как следует организовать Вселенную, чтобы мы в нашем распоряжении оказались все ее чудеса, - сказал один.

- Он хотел сначала попробовать на животных, чтобы не допустить ошибок с людьми, - сказал другой.

Тут появился среди ученых иудейский мудрец, и ему сообщили, о чем идет спор, а потом спросили: «А как по-твоему, почему Господь отложил сотворение на шестой день?»

- Да очень просто, - ответствовал мудрец. – Для того, чтобы в ту минуту, когда нас обуяет гордыня, мы могли вспомнить, что даже ничтожный комарик имел для Господа приоритет перед нами.

Царство мира сего

Старый отшельник был однажды приглашен во дворец самого могущественного в ту пору царя.

- Завидую тебе, святой человек, что ты умеешь довольствоваться в жизни столь малым, - сказал ему властелин.

- А я завидую тебе, о царь, потому что ты довольствуешься еще меньшим. Я наслаждаюсь музыкой небесных сфер, радую глаз реками и горами целого мира, обладаю луной и солнцем, ибо Господь пребывает у меня в душе. А у тебя только и есть что это царство.

Какой путь лучше

Когда аббата Антония спросили однажды, приведет ли путь самопожертвования в царство небесное, он ответил:

- Есть два пути самопожертвования. Первый – это когда человек умерщвляет плоть, кается, налагает на себя епитимьи, ибо считает, что все мы обречены на вечное проклятие. Он чувствует себя виноватым, он считает, что недостоин счастья. И этот путь не приведет его никуда, ибо Господь и вина несовместима.

Второй путь – это когда человек, хоть и знает, что мир не столь совершенен, как всем нам того бы хотелось, молится, постится, тратит свое время и свои силы, чтобы улучшить то, что вокруг него. В этом случае Божественное Присутствие постоянно помогает ему, и в конце концов он попадет на небо.

Труд земледельца

Некий юноша пересек пустыню и вышел к монастырю Сцеты. И там попросил разрешения присутствовать на проповеди настоятеля – и позволение получил.

В тот день аббат говорил о том, как важно возделывать землю.

Когда проповедь окончилась, юноша заметил одному из монахов:

- Я потрясен услышанным. Думал, что буду слушать о добродетели и грехах, а ваш настоятель говорил только о помидорах, о системах орошения и тому подобном. Там, откуда я пришел, все убеждены, что Бог есть милосердие: достаточно только молиться.

Монах улыбнулся и ответил так:

- А мы здесь убеждены, что Бог свою часть работы уже сделал – теперь нам надлежит продолжать ее.