ДЕНЬ ЗА ДНЁМ

 (300x374, 51Kb)
Он - твердыня моя

"И понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Него на другую сторону"
(Мф. 14, 22)

Вероятно, такое повеление Спасителя показалось ученикам странным. Привыкшие всегда быть с Иисусом, имея возможность постоянно делиться с ним мыслями, поверять Ему свои заботы и сомнения, они, быть может, и не сознавали, насколько тяжело будет им лишиться Его присутствия. Ученики испытали на себе уже не раз нежную заботливость Спасителя, но они еще не сумели оценить ее по достоинству. Так и мы обыкновенно не ценим то счастье, которым пользуемся постоянно.

И тут Господь избрал ночную тьму, чтобы тронуть сердца, которые остались равнодушны при радостном свете солнца. Теперь, среди бури, им предстояло испытать весь ужас одиночества, всю бездну человеческого бессилия, и они должны были постигнуть наконец, что избавление может придти только от Господа, что Он один должен преобладать в наших сердцах и господствовать над нами. И Он, знающий все, что их ожидало, посылает их, одинокими, во тьме ночной, в бурю, не из равнодушия или беспечности, но от полноты Своей любви, имея в виду их благо.

Однако Он же сказал: "И когда выведет Своих овец, идет перед ними". Как же согласовать это обещание с тем, что происходило с апостолами в четвертую стражу ночи? Его обещания никогда нас не обманут, но Его мера и наша очень различны.

Господь очень близок к Нам и тогда, когда мы Его не видим. Посылает ли Он тебя одного, среди мрака и неизвестности, внимаешь ли ты этому голосу, не зная, почему ты послан, не понимая ничего, кроме того, что Господь так велит. Случалось ли тебе смело продолжать твой путь, не видя перед собой Господа твоего и удивляясь тому, что препятствия исчезают как бы сами собой, затруднения сглаживаются, тебя встречает неожиданный успех?

На этот раз апостолы, вероятно, и не поняли, почему Господь отослал их. Хотел ли Он удалить их от соблазна, или же отнять у них труд, который они исполняли неохотно, - может быть и то, и другое. Неужели не приходилось тебе тяготиться обязанностями, исполнять их неохотно, без любви, без увлеченья, и очутиться вдруг с пустыми руками, пораженным и ошеломленным ударом, который у тебя отнял дотоле нелюбимый тобою труд?

Но после первого чувства неудовольствия ученики, вероятно, наслаждались отдыхом и тишиной, и радостным сознанием, что работа дня окончена и что Господь Сам посылает их на отдых. Недолго продолжалось их спокойствие. Скоро поднялся ветер, началась буря, "и лодку било волнами, потому что ветер был противный" (Мф. 14, 24). Так один час внезапно, непонятно для нас самих, иногда изменяет и для нас целую жизнь, и в одно мгновение исчезают все наши надежды. Они погибали, а Спаситель был далеко. Он их отпустил без Себя в опасный путь. Можем ли мы удивляться тому, что вера учеников поколебалась?

И ты, усталый путник, изнемогающий среди бури житейской, когда тебе кажется, что Господь тебя покинул, вспомни: "И увидел их бедствующих в плавании" (Мк. 6, 48). Он, для которого ночь светла, как день, смотрел на них, видел страх и смущение, овладевшее ими, видел их трепет, внимал их отчаянному воплю. Он увидел их "бедствующих", почему же не поспешить тотчас к ним на помощь? Забыл ли Он о них? Нет. Он за них молился. От Него не ускользнуло ничего, что происходило в той лодке, и Он молился о внутренней, духовной их безопасности, Он предотвращал не внешнее, а внутреннее крушение. Он знал, что для них, как и для нас, в тысячу раз лучше испытать бурю и противный ветер, заставляющие взывать к Нему, чем тихое, безмятежное плавание, среди которого Спаситель наш забыт. Он хотел спасти их не от разъяренной стихии, а от неверия, легкомыслия, ожесточения сердца.

Не будем же бояться бури, а будем помнить, что "Господь же предстал мне и укрепил меня... и избавит меня Господь от всякого злого дела и сохранит для Своего Небесного Царства" (Тим. 4, 18). Он наблюдает за нами, Ему известна наша борьба, наши бессильные страдания, наше отчаяние; Он видит нас, бедствующих. Всю тяжесть нашего бремени Он берет на Себя и готов нести его с нами. Забыть нас Он никогда не может. "Вот Я начертал тебя на дланях Моих" (Ис. 49, 16). Только Он - "твердыня моя, и спасение мое, убежище мое: не поколеблюсь" (Пс. 61, 7).



ДЕНЬ ЗА ДНЁМ

 (300x374, 51Kb)
Сохранить кроткое сердце

"О, если бы мы умерли от руки Господней в земле Египетской, когда мы ели хлеб досыта!"
(Исх. 16, 3)

Земная жизнь с ее заботами, горестями, разочарованиями не должна повергать нас в уныние. Ничего этого нам не избегнуть, постараемся же всегда сохранять равновесие в кротости духа, в покорности воле Божией.

Когда после долгой зимы весною тает снег, иногда из-под него весело выглядывает травка, будто сохранившаяся в парнике. Защищенная снежной пеленой от мороза и непогоды, она готова при первых лучах солнца расцвести с новой силой.

Вот картина человеческой жизни, протекающей среди тяжких лишений и горьких испытаний.

Наш путь не всегда лежит вдоль тенистой долины. Он часто проходит по жгучему песку безводной пустыни и по суровым снегам. Скорби и испытания для нас неизбежны, но и среди них будем стремиться сохранить кроткое сердце малого ребенка, полное надежды и упования. Тогда, когда после долгой зимы снова настанет весна, мы выйдем победителями из этого испытания, не тронутыми жизненными бурями, готовыми проснуться к новой жизни.

Хорошее семя не заглохнет в нас, а вкоренится еще глубже в нашем сердце, наученном жизненным опытом. Только в непоколебимом уповании на Бога мы найдем силу одержать такую победу.



ДЕНЬ ЗА ДНЁМ

 (300x374, 51Kb)
Устоит ли твоя любовь?

"Любовь все переносит"
(1 Кор. 13, 7)

Поразительно, что в своей хвалебной песне любви ап. Павел воспевает то, от чего воздерживается любовь. Он начинает словами: "Любовь долготерпит" - и кончает: "Любовь все переносит". В сущности, это почти одно и то же. Но нам казалось бы естественнее говорить о том, что любовь может совершить, а не о том, что она может перенести. Отчего не воспеть ее громкие подвиги, одолеваемые ею препятствия, чудеса, которые она творит? Но все-таки прав был ап. Павел.

В темном, незаметном, трудовом пути заключается величие подвига, а трудовой путь любви есть долготерпение. В минуту увлечения, в минуту воодушевления мы готовы на всякую жертву. Но не в чаду восторженного возбуждения пробный камень любви. Истинная любовь докажет свою силу в обыденной жизни, не замеченная никем: в горячих, незримых слезах, в жертве, принесенной в уединении, после жестокой душевной борьбы.

Устоит ли твоя любовь против мелких, ежедневных раздражений? Устоишь ли ты, видя себя непонятым, несправедливо осужденным? Устоишь ли, не получая ответа, встречая одно молчаливое нерасположение? Устоишь ли в полном одиночестве, отвергнутый всеми? Если и тогда твоя любовь не умрет, то действительно она достойна хвалебной песни ап. Павла.