Драббл «Территория Сэймэя»

Название: Территория Сэймэя
Автор: Shayan
Фендом: Loveless
Пэйринг: Сэймэй/Нисэй
Рейтинг: PG
Жанр: нечто пушистое
Размер: похоже на всамделишный драббл
Статус: закончен
Дисклеймер: не мое, не извлекаю
Саммари: У Сэймэя очень острое чувство территории...
Предупреждения: фетишизм!
Размещение только с разрешения автора.

- Жди меня дома, Нисэй. Я скоро подойду, - произнес Возлюбленный, протягивая связку ключей своему Бойцу.
Акамэ широко улыбнулся, а в глазах зажегся лукавый огонек. Что очень не понравилось Сэймэю, и он добавил:
- И ничего не трогай. Мне не нравится, когда берут мои вещи.
- Конечно, милый, - но огонек в глазах, казалось, стал полыхать еще сильнее.
Нисэй взял ключи, нарочно коснувшись руки своей Жертвы, нарочно пробежался пальцами по ладони. Сэймэю этот контакт не понравился. Ему вообще не нравились ни какие физические контакты, поэтому он разжал пальцы, выпустив ключи из рук. С тихим звоном они упали на пол, выложенный мраморной плиткой.
- Ты невнимателен, - Аояги дернул ушком и, развернувшись на каблуках, зашагал прочь.
Нисэй, улыбаясь, поднял ключи и повертел их в руках. На бледной коже мягко покалывало проявившееся Имя.
У Сэймэя была хорошая квартира. Больше всего на свете Аояги ценил комфорт и личное пространство. И этого пространства должно быть много, как минимум, несколько комнат. И посторонним в него вход воспрещен. Впрочем, Нисэй не обольщался насчет своего присутствия на личной территории своей Жертвы. Возлюбленный воспринимал Акамэ больше как предмет обстановки, чем как «своего».
Первое, что бросилось в глаза Нисэю, как только он переступил порог — здесь все носило отпечаток Сэймэя. И хотя сейчас самого хозяина не было в квартире, ощущение его неуловимого присутствия никуда не делось. У Возлюбленного была потрясающая способность перестраивать мир под себя. Он никогда не станет подстраиваться сам — считает ниже своего достоинства. Эта квартира была тому доказательством. Здесь все было просто и со вкусом — ничего лишнего в обстановке и максимум функциональности от вещей. На окнах тяжелые шторы — ведь по утрам в комнату заглядывает солнце. Большие часы на стене. Несколько неярких ламп на стенах — Сэймэй предпочитает полумрак. Нисэй знал, что Возлюбленному нравился приглушенный свет и таинственные тени, которые этот свет рождал. Большой диван. Стол. И все. Сэймэю не нравилось, когда тесно. Минимум мебели — максимум пространства.
Нисэй прошелся по комнате, потом заглянул на кухню, сунул нос в спальню. Он бросил взгляд на аккуратно заправленную кровать. Акамэ почти ревновал ее к своей Жертве. Она с ним почти каждую ночь, а самому Нисэю приходится довольствоваться редкими прикосновениями. Акамэ фыркнул и отправился в ванную. В ванной порылся в шкафчике и выудил оттуда несколько бутыльков: шампунь, жидкое мыло, лосьон, какой-то крем. В каждый из них Акамэ непременно сунул нос. Знакомые запахи — волос Сэймэя, кожи Сэймэя. Потом Нисэй взял полотенце и зарылся в него лицом. Оно пахло полевыми цветами, и конечно, Жертвой. Акамэ тихонько замурлыкал, улыбнувшись.
С полотенцем сил расстаться не было, поэтому Нисэй прихватил его с собой. Он шел на кухню проверять холодильник на предмет чего-нибудь вкусного. Но путь его лежал через прихожую, и Акамэ невольно заинтересовало пальто, мирно висящее на крючке. Мимо него пройти не получилось. Казалось, оно манило к себе. Нисэй уступил. Подошел, обнял его двумя руками, потерся щекой о жесткий шерстяной ворс пальто. Стоя вот так, с закрытыми глазами, было легко представить, что тебя обнимает твоя Пара... Нисэй довольно замурлыкал, вдыхая такой родной запах.
Но положение в обнимку с пальто не было удобным. Поэтому Нисэю скоро пришлось отстраниться. Акамэ думал, а не стащить ли пальто в комнату на диван, и не завернуться ли в него, как внезапно в его голову пришла другая, не менее интересная идея.
Шкаф.
В нем очень много того самого родного запаха.
Нисэй снял с крючка пальто — он не мог с ним расстаться, как и с полотенцем. И потащился с ним в спальню. Да-да, к тому самому деревянному предмету мебели, который таил в себе столько счастья.
Акамэ открыл дверцу и почти полностью засунул голову внутрь, балдея от запаха, который бросился в ноздри.
- Счастье есть, - довольно промурлыкал Акамэ и принялся вынимать из шкафа вещи, прижимать их к себе, наслаждаясь каждой секундой своего действа. Акамэ казалось, что он пьян одним только запахом. Еще никогда его не было так много. Он купался в нем, и от этого испытывал неземное блаженство.
Нисэй брал очередную черную водолазку или свитер, подносил к лицу, вдыхал аромат, клал одежду на пол и тянулся за новой. Вскоре таким образом были выпотрошены все полки.
Акамэ открыл другую дверцу. В ней не было полок. Здесь одежда была аккуратно развешена — пиджаки, брюки, рубашки. Нисэю хотелось вовсе залезть внутрь и просидеть там, по меньшей мере, вечность, но годы, когда темное нутро шкафа могло беспрепятственно вместить Акамэ, давно миновали. Пришлось довольствоваться малым — вытаскивать одежду на свет, вновь ее обнимать и урчать от удовольствия, вдыхая родной запах.
Когда и это отделение шкафа опустело, а на полу образовались груды одежды, Нисэй решил опуститься на пол и устроиться там поудобнее, чтобы продолжить свое увлекательное занятие. Из одежды он соорудил нечто похожее на гнездо и залез в самую его середину. Запах Сэймэя полностью окутал Бойца, Нисэй расслабился, сладко зевнул и прикрыл глаза, полагая, что если он немного так полежит, вреда не будет никакого.
Аояги зашел в квартиру неслышно. Нахмурился, когда не обнаружил своего пальто на крючке. И эта тишина. Неужели Нисэй его не слышит? Не может такого быть. Боец, безусловно, находился в квартире, Возлюбленный это чувствовал. Так почему не выходит встречать?
Сэймэй снял обувь и прошел в квартиру. Тишина еще больше насторожила подозрительного Возлюбленного. В гостиной Бойца не оказалось, пальто, кстати, тоже. И это еще сильнее озадачило Жертву. На кухне так же было тихо.
В спальне, - понял Аояги, уже придумывая для своего Бойца наказание. Дверь была приоткрыта. Небольшая щель являла странную картину, слишком непонятную и необъяснимую, поэтому Сэймэй поспешил распахнуть дверь. И застыл на пороге.
В комнате царил полный бардак. Шкаф был открыт, одежда валялась на полу. И в середине всего этого безобразия, свернувшись счастливым калачиком, сладко спал Нисэй. На его губах играла довольная улыбка, волосы разметались по импровизированному ложу. Акамэ крепко прижимал к себе свитер Сэймэя. И, наверное, это зрелище должно было разозлить Сэймэя — так бесцеремонно вторглись на его территорию, выпотрошили шкаф и прочее, но Возлюбленный внезапно понял, что не может сердиться. На лицо просилась улыбка, и сопротивляться ей было трудно.
Сэймэй справился с собой и быстро покинул комнату. Он поговорит со своим Бойцом позже. А пока... пусть спит.