Эпизод 59. О смысле, его отсутствии.

В колонках играет - Evanescence - The Only One

Раньше все было совсем по-другому. До этого. Был смысл, была сверхзадача. Хотелось проповедовать. Призывать. Бить в колокола. Сейчас не так. Сейчас ему бы лишь напиться, накурится, девушек попортить и поспать побольше. Никаких нравственных ориентиров.

Конечно, он и раньше хотел все то же самое, но был какой-то позитивный императив, желание чего-то большего. А сейчас нет, просто так. Как отрезало. Стал уже как кадавр. Никаких мыслей. Звонят, спрашивают о смысле жизни, он даже ответить толком не может. Одним словом как раньше. До этого. Говорит всем, что нет смысла жизни. Кончился. Буквально на днях. И тем, кто спрашивает, так тревожно-тревожно становится. Словно бы у них душевный кризис какой, или худший день в жизни. Всего достигли. А ему всё ничего.

Если бы. Если бы только не это. Было бы лучше, было бы здорово. Он бы выхаживал из угла в угол и важно говорил о присутствии в жизни смысла. Писал бы огромные записи о преимуществах серьёзного драматического кино. Стал бы выше ростом, и девушек выбирал бы только глупых-преглупых и высокого-превысокого роста. Умные девушки погоревали бы немножко и обрели счастье в личной жизни. Естественно говорить о смысле ходя в джинсах было бы нельзя. Купил бы костюм-тройку, сиреневый галстук и белую рубашку. Стал бы бриться. Ходить по ресторанам. Все бы прислушивались к его мнению. Спрашивали бы совета. Обо всем. О воспитании детей. О природе времени. Деньги бы увидев, что их перестали превращать в дым и в воду, стали бы накапливаться, просить себе дорогое кожаное портмоне. Глупые высокие девицы, увидев это портмоне, стали бы улыбаться ему, предлагать себя. Счастья, конечно бы не было, но жизнь потекла бы ровненько, спокойно.

Если бы. Если бы не эти кеды. Все было бы хорошо. Спокойно. Но кеды все испортили. Никто не воспринимает его серьёзно. Человека в светлых джинсах, оранжевой майке и серых кедах. Такой человек не может знать ничего о смысле жизни, любит только бессмысленные дурацкие фильмы, и всего-то и знает только, что такое счастье.