Горький

С Гималаев по Кавказу ветер разны тучи гонит... Между тучами и склоном гордо дятелЪ рассекает, всем подобный АЛЬПИНИСТУ! То вибрамом в снег зароясь, то задравши морду к звездам, он кричит и горы стонут: он достал их этим криком. В ентом крике - жажда жизни и презрение к козлам что спокойно ходят в горы, не выпендриваясь сильно. Там еще - стремленье в крике, пламя страсти и томленье и еще фигня того же романтичного пошиба: "Все козлы вокруг уроды, что гагары, что пингвины - вечно ходят все понуро и кидаются под поезд. Их пугает оказаться в гордых диких черных скалах. Только гордый горный дятел там летает одиноко". Все мрачней и ниже тучи опускаются над склоном, и спускается наш дятел прям к гагарам и пингвинам. Он хватает за грудки их и кричит, брызжа слюнями: "Все вы сдохните от водки, я ж погибну, блин, героем! Ни фига жы вы, гагары, не секете в этой жизни, вам не нравится погода, я стремлюсь на встречу к богу!" Все он носится, рыдает, подвывает все с надрывом. Уж пингвинам надоел так, что пингвины смылись в горы. И гагары тоже смылись, чтоб залезть куда повыше и не слышать крики дятла, разрывающие душу. Чисто в небе, склон спокоен, опустели все стоянки, все зверье ушло на гору, только дятел одиноко бродит все между палаток, все о боге причитает.