Из Дневников Рабыни. 27.

Утром меня разбудила Cемёновна. Сказала, чтобы я через полчаса спускалась в столовую. И чтобы я не сцеживалась перед завтраком. Так ей велели передать.
К началу завтрака Хозяев я была около столовой. Вскоре спустились Хозяева. (360x541, 127Kb)
- Подойди сюда, - приказала Хозяйка. - Говорят, у тебя много молока. Что ж оно будет пропадать, пока у нас нет малыша. Ну-ка, покажи свою грудь.
Это было что-то новенькое. Такого я не ожидала. Я уже начала догадываться, к чему она клонит. Но дальнейшее превзошло мои догадки .
Я в замешательстве посмотрела на Хозяина, в моём взгляде читался вопрос. Он кивнул, и мне не осталось выбора.
На мне была широкая блуза и лифчик. Я под блузой расстегнула бюстгальтер и оголила грудь, благо широкая блуза позволяла это сделать легким движением сдвинув вниз зону декольте.
- Дааа, роскошная грудь, - сказала Хозяйка. - А покажи, как ты доишься.
«Опять этот лексикон»,- подумала я.- «Неужели Хозяин все ей рассказал? По всей видимости, так и есть».
С некоторым смущением я нажала на основание соска. Молоко струйкой брызнуло вперёд. Капельки молока заблестели на полу.
- Подойди ко мне, дай я попробую,- сказала Хозяйка.
Я смиренно подошла. Хозяйка взяла тарелку с мюсли, которая стояла перед ней, поднесла к моей груди, захватила пальцами основание соска и нажала, немного потянув на себя.
Тут я вспомнила тот вечер несколько лет назад, когда гости Хозяина хотели попробовать моего молока. И когда меня первый раз доил мой новый старый Хозяин, теперь уже прошлый Хозяин, владелец фермы. С тез пор многое прошло и многое изменилось.
И изменилась моя грудь, причем очень разительно. С тех пор она действительно стало похоже на вымя. Моя грудь вырабатывала на порядок больше молока, чем в тот вечер; оно легко лилось из моей груди и сосок стал больше, тверже, с большими каналами для молока. Пользуясь фермерской терминологией, я давала молока в несколько раз больше, чем в тот стародавний вечер, огромное количество для любой женщины.
Под пальцами Хозяйки молоко ровными струйками наполняло тарелку. И уже через полминуты тарелка была заполнена наполовину .
- Как здорово!- с воодушевлением сказала Хозяйка. - Милый, налей тоже себе молочка.
Я поняла, что она придумала это специально, чтобы унизить меня в глазах Хозяина, чтобы уничтожить меня как женщину в его глазвх. Видимо, она почувствовала во мне конкурентку, а, может быть, догадывалась о нашей прошлой связи, а, может быть, даже и знала.
- Н-нет, что-то не хочется, дорогая, -ответил Хозяин. - Давай сама.
Это «давай сама» Хозяйка поняла по-своему, а, скорее всего, просто сделала вид, что так поняла.
- Да, милочка, давай-ка сама. Налей Хозяину молочка.
Я не шевелилась.
- Ты что, плохо слышишь! - прикрикнула она. (340x260, 18Kb)
В её голосе послышалось раздражение и угроза. Да, Хозяйка мне попалась из вздорных. Не повезло. Если ослушаюсь, наверняка накажет.
Я прикинула, что всё же лучше подчиниться, чем подвергаться наказанию. А что мне его не избежать, сомневаться в этом не приходилось.
Я подошла к тому месту стола, где сидел Хозяин и где стояла его тарелка, в которой уже были насыпаны мюсли. Одной рукой поддержала грудь снизу и немного приподняла, пальцы другой обхватили сосок.... Немного наклонилась над тарелкой... И молоко тонкими точными струйками полилось в тарелку, размягчая и впитываясь в мюсли. Скоро молока было достаточно, и я остановилась.
- Приятного аппетита, милый, - сказала Хозяйка и начала есть.
- Гмм... Какое у тебя вкусное молоко. Решено! Ты будешь по утрам давать нам свежее парное молочко.
При этом она ухмыльнулась. Да, она придумала это заранее и специально. Все было подстроено, подстроено против меня, чтобы уничтожить меня, как женщину.
- Да, и вот еще что. Подбери себе на утро другую одежду, поудобнее, - при этом она посмотрела на неуклюже съехавшую вниз блузу и топорщийся под ней бюстгальтер.
И с этого дня пошло-поехало... Утром я просыпалась и спускалась в столовую. Хозяева добавляли мое молоко в мюсли, в кукурузные хлопья, в чай , в кофе, просто пили молоко из кружек... Молоко, которое я сцеживала в течение дня, я наливала в специальные бутылочки и ставила в холодильник. Семёновна делала из него каши, сырники, оладьи, сметану, творог, простоквашу… Причем, эту еду ели не только Хозяева , но и все обитатели нашего дома.
Я стала обеспечивать молоком все домашнее хозяйство.
Я стала в хозяйстве вместо дающей молоко коровы. Да что там «вместо», я опять стала дойной коровой.
Мало того, еще и фермерское прозвище прилипло ко мне и в новом доме. Дело в том, что подбирая одежду поудобнее для «утренних процедур» на кухне, я остановилась на том халате, в котором приехала с молочной фермы. Но я совсем забыла про ту вышивку на груди халата с моим прозвищем, которую сама же вышивала.
На следующее утро я была в столовой, когда в неё вошли Хозяева; Хозяйка сразу посмотрела на меня.
- Я смотрю, ты сегодня подготовилась. Неплохой халатик. Подойди ко мне. А это что? «Зорька», - прочитала она. - Так это твое имя? Ха-ха-ха.... Очень мило. Ну хорошо, если ты так хочешь, будешь Зорькой. Ха-ха-ха. Отныне мы все будем называть тебя Зорькой.
Как же я забыла про эту вышивку? Ведь я сама же её вышивала! Как я не обратила на нее внимание? Глаза так привыкли к ней, что я уже перестала обращать на неё внимание. И когда одевала халат и смотрелась в зеркало, даже не обратила на эту вышивку внимания. Как оказалось, зря. Имя Зорька так и прицепилось ко мне на новом месте.
 (690x418, 193Kb)