Как карамельная, по карамели тающая.

Я жду. Однажды: - как обычно начинают сказку, но в данном случае, я жду, очень жду, но мало верю.
Я слишком долго жду, как в детстве у забора в детсаду, я жду, как у телефона после кино, я жду, как под детским грибом во время ливня. Я умею ждать, я много пережидала, ожидала и выжидала. Друзей, любимых, что ушли в мир иной, слов ласки, признаний всяческих, правду. Сломалось, потухли, сели батарейки в глазах, наивного ребенка. И ждать, уже не пытка, а пауза, в теченье жизни.
Зачем, бороться за мечту, которая предаст мечтавшего, зачем, мечту придавши сам, пытаешься держать ее и сдерживать, ведь смысла в этом никакого, лишь ложное желание прощенье получить, не трусь, признай себя. Ты нужен мне, мой ожидаемый нашептанный в ночи, секрет.
Но как тебе прийти, ведь я позвать могу лишь так, и ты не слышишь, проверяла много раз, не чувствуешь, как жаль, что я не телепат. Обманывают руки и тепло от них питающее мое тело, обманывают чувства, ты обманул меня, и веру в эти чувства, и в жизнь от них идущую, не должен чувствовать, хочу, чтоб умерло уменье врать о чувствах, зря я не колдую. Я отпущу, не дам тебе я ничего кроме морозного, на себя повешенного. Бессмыслицу, читая, мурашка скажет вам, о чем она. Мурашки знают толк в словах, еще об этом знает лоб, узнав язык его нахмурок, вы многое понять, могли бы. Ведь язык, рассказывающий для, ушей с бананом, тут тоже бесполезен.
Зачем тебя я выжидаю, почти на цыпочках веду тебя к себе, веду да не туда. Неинтересен. Черствый, мертвый. Дурачок. Покааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа.
Я нарисую точки, в точках, мука, обведи точки, давай залезем на луну, и по мумукаем.
Ау?