Хозяйка леса 1

1. О кофе, американском клене и о том, как они могут привести к яблоколюбивой нечисти.

Не терплю кофе.
Нет, запах мне нравится, а вот вкус – гадость. Как назло мои родители его обожают и все пытаются пристрастить меня. Отчасти это назойливое пихание чашки кофе мне под нос и есть так причина, которая побудила послушную домашнюю девочку Варю уехать из пятикомнатной родительской квартиры в Новгороде и приехать сюда, в никому не известный город, бросив учебу на экономиста на последнем курсе и все, что знала и любила.
Я сбежала из дома из-за кофе… А что, не самая нелепая причина.
Дом, где мне обещали дать место-для-сна (на что то большее я не рассчитывала) находился совсем недалеко от вокзала, если я правильно все поняла… Поэтому, закинув на плечо не шибко увесистую сумку, я довольно бодро вышла из здания вокзала и углубилась в заросли молодого американского клена, среди которых теоретически должна была проходить тропинка к дому… Когда Иннокентий мне объяснял дорогу он выразился примерно так: «Выйдешь с вокзала, пройдешь налево по улице, спустишься с горки и сразу же сворачивай с дороги, там клен этот… иноземный растет. Там тропинка широкая, иди прямо по ней, не заблудишься. До самого дома доведет. Долго ли идти? Не, не долго – рукой подать!…»
Нет, тропинка определенно была не только теоретически, но даже и практически… Но практически она была шириной сантиметров пятнадцать! Широкая?! Видимо мой предполагаемый работодатель давненько здесь не гулял… годика этак три или четыре! Или может он имел ввиду другой иноземный клен? Да и не спросишь ведь не у кого… У кого что о можно спросить в половине третьего … утра…
Мне ничего не оставалась, кроме как пробираться боком, ругаясь и шипя сквозь зубы, когда очередная ветка хлестала меня по лицу, спине или другой, не менее любимой мною части тела. Рукой подать, чтоб его, картограф нашелся… К тому времени, как я покинула заросли небо над головой уже начало светлеть а я, несмотря на плотные джинсы и кофту была наверняка исцарапана с ног до головы. А о том, на сколько я была зла и говорить нечего. Кроме того, дико хотелось спать – в поезде мне это так и не удалось, две тетки по соседству непрерывно и, не регулируя громкости, чесали языками, где-то надрывался аккордеон, с подпевающими ему тремя пьяными голосами… Вообщем, доехала я с комфортом…
Я вышла на довольно большую, идеально круглую поляну… Даже странно, что в небольшой лесопосадке, куда и вела кленовая тропка, может быть настолько большая, чистая и ухоженная полянка… с деревянным домом в два этажа посередине…
Еще раз оглядевшись я немного нервно хмыкнула - поляна была окаймлена различными поганками…
Впрочем, мне было не до поганок и даже не до разглядывания дома, хотя он того и стоил. Я едва ли не бегом ринулась к калитке с невысоким заборчиком и дернула за шнур, думая про себя неужели так сложно было поставить электрический звонок?
Окна в доме горели и, как мне показалось уже давно, так что калитка открылась через несколько секунд после того, как я позвонила. Я пожала плечами и пробормотав свое мнение о выпендрежниках, которые селятся на отшибе, заводят себе колокольчики вместо звонков и одновременно ставят на калитку автоматику, прошла по дорожке к дому. Дверь оказалась не заперта…
Зайдя в сени, я скинула кроссовки, шагнула в дом и… Никого не увидела. В просторной комнате (как я поняла - прихожей) было светло от свечей (а я то думала, что будут лучины), почти не было мебели. Я решила что меня ждут чуть дальше и, поставив сумку на пол шагнула было в другую комнату, но, тут что то стукнуло меня по голове… яблочный огрызок?
- А ну стой, девка! Куда намылилась?!
- Так ее, Николка, а то ходють тут всякие, ходють… Покоя, понимаешь, не дают!
- Тю, Николка, та она ж тебя не слышит!
- Та дура – девка, знамо дело… Нас теперь никто не слышит…
Этого я уж стерпеть не смогла, прямое оскорбление каким то образом привело меня в чувство. На потолочной балке рядком сидели три… существа и, нагло меня игнорируя, хрумкали яблоками и чесали языками, точно, как те тетки в поезде… Один из них, ершистый и зеленый, очень походил на маленькую горку различных травок с приделанными к ним проволочными ручками и ножкам, и запустил в меня огрызком…
- Слушай ты, травяной мешок, мне наплевать кто ты такой и откуда взялся, но!.. – только тут до меня дошло, ЧТО я собственно вижу. КОГО. Не завизжать мне позволило лишь крайнее изумление, а так я безбашенной храбростью никогда не отличалась.
- Николка, слышь… - опасливо проговорила пушистая серая кошка… величиной примерно с хорошего поросенка… - Видит она нас...
- Вижу, Мареха, вижу! – буркнула горка, моргая в мою сторону черными глазками-бусинками. – Ты, девка, эта…
- Ты, Николка, яснее глаголь… Барышня не понимаить. Правда, барышня? – оскалилось в мою сторону что то маленькое, лохматое и с большими-большими когтями, которыми это самое угрожающе позвякивало. Я незаметно сглотнула и попятилась.
Оказалось зря, потому что я споткнулось обо что-то (кого то???), совсем не храбро взвизгнула и в раскорячку шлепнулась на спину, оглашая комнату вскриком умирающей утки. То, обо что я споткнулась под моей… ммм… спиной закряхтело и пошевелилось. Я, издав вопль, в два раза громче предыдущего, вскочила на ноги и одним прыжком оказалась у двери.
- Тю, а обещали настоящую прислать… - разочарованно протянуло существо похожее на очень маленького, мне по колено, человека только… на голове, среди жестких проволочных волос торчали уши, судя по виду – конские, а за спиной в прорези красного кафтана вилял черных собачий хвост… - Вы не волнуйтесь, Варвара Михайловна! Мы Вас давненько поджидаем. Где же вы пропадали?
- Поезд зап… зап… - колени у меня откровенно не желали прикидываться героями и отбивали веселенькую дробь друг о друга…
- Мерзкая железяка… - неодобрительно буркнул… человечек?.. – Да что ж Вы в дверях то встали, Варвара Михайловна? Проходите, чай не чужие… Аль не помните меня? Мы же с Вами давеча разговаривали – Иннокентий, я, домовой тутошний.
Тут я вспомнила голос, показавшийся мне странно знакомым. Действительно, это был голос Иннокентия, к которому меня направили из кадрового агентства «Сила Земли», вроде как на «работу». Может быть, я сплю в поезде и еще не доехала до Ведьминой Пустоши?
- Д-д-да… Я…
- Так! – зловеще сузил черные, похожие на маслины глазки, Иннокентий, оборачиваясь к любителям яблок. – Мареха, кошка ты блудная! Я тебя зачем сюда послал?!
Серая кошка мигом спрыгнула с балки и с урчанием улеглась в ногах… домового?! До меня только сейчас начало доходить, что здесь происходит что то… не то…
- Кешенька, ну чего ты злишься? Кум Николка пришел меня проведать, Венька-банник забежал, вот мы и…
- Я тебя спрашиваю – зачем я тебя послал?!
- Встретить новую Хозяйку… - затравленно попятилась Мареха и, как следствие, затормозила о мои ноги. Мы недоуменно друг на друга посмотрели, затем опомнились и синхронно завопили. Я отпрыгнула обратно к двери, от которой уже успела отойти. Мареха спряталась за Иннокентия. – Так это и есть?.. Ой…
-Вот тебе и «ой»! Варвара Михайловна, простите их, не со зла, а по скудоумию они…
Зеленое травовидное образование тоже спрыгнуло с балки и вразвалочку подошло ко мне.
- Ты уж не серчай, барыня-Хозяйка. Не хотел я тебя пугать. Как обживешься приходи в гости, лес покажу, познакомлю вас. А пока - бывай! – и так же вразвалочку утопало через дверь…
- Хозяйка, значит? – прищурилось когтистое, тоже спрыгивая. – Ну-ну… поглядим, какая ты Хозяйка… Прежние то… хе-хе… не задержались!
- А ну давай отсюда, ворон облезлый! – грозно сдвинул кустистые брови домовой. – Сиди в своей бане и не каркай!
- А ты мне не указывай, Кешка! – огрызнулся когтистый и независимо… провалился сквозь землю...
Иннокентий буркнул что о нелицеприятное и бесцеремонно подхватив мою сумку толкнул ко мне кошку.
- Вы, Варвара Михайловна, поди устали с дороги? С Марехой идите, все что нужно у нее спрашивайте. Отдохните, выспитесь… Все вопросы – с утра.
Это было сказано настолько категоричным тоном, что я решила не перечить. Кроме того после слова «отдохните» я наконец поняла НАСКОЛЬКО я устала и, решив ничему не удивляться, влекомая мяукающим голосом Марехи, поднялась на второй этаж, где едва раздевшись упала в объятия восхитительно мягкой перины… Почему то сейчас, среди сказочной нечисти, мне было уютно и безопасно, как никогда в жизни…