Когда толерантность в мире настигнет предела?

Когда толерантность в мире настигнет предела?

  • А что разве еще не достигла? О господи - куда уж дальше то?!
  • никогда, за это борятся наши власти
  • Я - самый добрый человек на свете. Если я узнаю, что кто-то добрее меня - я убью его и снова стану самым добрым человеком на свете.
  • Толерантность - терпимость, настигать - догонять, предел - не возможность дальнйшего действия, конечная точка, окончание чего то. В чем смысл вопроса! Когда терпимость догонит конец? Терпимость к чему, зачем она должна догонять и какой предел?
  • Толерантность беспредельна
  • тогда коммунизм начнется. Смотря что под "толерантностью" рассматривать. Толерасты запада видят в нем одностороннюю вседозволенность, а русский человек это переводит как "великодушие"))
  • О. ЖУРАВЛЁВА: А разве в нашей стране нет особой ситуации с ксенофобией вообще?

    Е. АЛЬБАЦ: Нет. Я не вижу у нас в стране никакой ситуации, которая была бы хуже или лучше, чем в других странах Европы, в Дании, во Франции, в Голландии. В Голландии и в Дании вообще большинство в парламенте получали правые партии. Я не вижу, чтобы там это было.. . Даже в известной мере в Швеции больше с этим проблем просто потому, что иммигрантов, например, из Сомали в Швеции очень много. Швеция в свое время открыла свои двери для страдающих людей с юга Африки. И это создало очень много проблем, которые очень тяжело решаются. Такая же проблема в Дании, похожая проблема в Германии с тем, что после войны как рабочую силу завозили из Турции рабочих и это породило большое мусульманское население, от этого возникают проблемы.

    Мы знаем, что в Голландии с этим проблемы, что убили режиссера, который снял фильм, который был направлен против радикального ислама. Мы знаем, что такая проблема есть и в Дании, и в Швеции, и в целом ряде других стран Европы, где идея свободы слова абсолютна, потому что это то, за что европейская цивилизация заплатила безумно тяжелую цену в прошлые века. И сейчас, когда люди, которые выросли в другой культуре, где свободы слова отродясь не было, приходят и начинают диктовать свои правила игры и говорить «Нет, вы там Мохаммеда так не называйте и карикатур не рисуйте» , это вызывает дикое противодействие у самых обычных людей, потому что они смотрят и говорят «А, собственно, почему вы нам диктуете, как нам здесь жить? Это наши идеалы» .

    Это вообще большая проблема. Но возвращаясь к России, нет, я не вижу, чтобы у нас проблемы с ксенофобией были чем-либо больше или хуже, чем они в странах Европы.

    О. ЖУРАВЛЁВА: А вот это предложение давать гражданство мигрантам, если они заканчивают здесь школу, например, или там еще какие-то? Ну, скажем так, попытки какого-то приема новых граждан в России.

    Е. АЛЬБАЦ: Вот, Наташа Морарь закончила здесь не школу, а университет с отличием и замечательно жила и работала. А в 2007 году после публикации «Черная касса Кремля» (привет Владиславу Суркову) ей закрыли въезд в страну. Так что, понимаете, ну, известная вещь, что у нас нехватка трудовых ресурсов, что коренное население не идет на черные работы. Это очень хорошо видно в Москве. Завозить трудовые ресурсы все равно придется. То, что это должно быть как-то законодательно оформлено, безусловно. Но самое важное, что эти люди, которым предоставляют здесь гражданство или которых привозят сюда на работу, у них должны быть медицинские страховки, у них должна быть возможность, чтобы их дети шли нормально в школы. Их нельзя засовывать в страшные бараки, где они потом в результате пожаров живьем погибают. И к этим людям нельзя относиться как к существам второго сорта. У них должны быть все нормальные права человека. Вот это самое важное. Это то, кстати, за что борется Светлана Ганнушкина и ее фонд, который теперь тоже пытаются объявить иностранным агентом.

    http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/1073166-echo/

    В. ДЫМАРСКИЙ: В сегодняшнем состоянии России, я имею в виду в области прав человека, ее бы приняли в Совет Европы?

    К. ЛАЛЮМЬЕР: Вы знаете, когда страна входит, вступает в Совет Европы, она не является образцом, моделью никогда. И это не устав некоего общества и некоего командира. И каждый раз, когда вступает новая страна в Совет, происходит некий процесс, наблюдается определенная динамика. Это не некая характеристика с места работы положительная. Вступление в Совет Европы или в Евросоюз – я никогда не считала, что это удостоверение о примерном поведении. Мы просто находимся в процессе.

    Источник: http://www.echo.msk.ru/programs/year2013/1060902-echo/#element-text