Коварный враг замыслил убийство самого Солнца, но просчитался

Очевидно, что принижение роли Солнца как божества как раз связанно с этим расколом, произошедшим в арийском обществе. Брахманы стали заложниками своих тайных культов, а кшатрии – заложниками своей неуемной «военной» энергии.

В унисон этому скандинавские легенды рассказывают нам о неком великом воине, заключившем союз с Солнцем и с той поры побивавшем всех своих врагов. Пока, наконец, враги не догадались напасть на нашего героя ночью, когда его Бог и куратор спал. Отсюда становится понятно происхождение таких скандинавских эпитетов для Солнца, как «радость народа и страх тьме».

До нашего времени сохранилась старинная русская сказка о Еруслане – великом воине. Богатырь Еруслан заключил союз с непобедимым воином вольным царем Огненным Щитом Пламенным Копьем (Солнцем). Огненный Щит выезжает каждый день на восьминогом коне, подобно скандинавскому Одину.

Под началом Еруслана служили двенадцать богатырей. Однако Еруслан как то отлучился из своего дворца и поручил заботу о своих товарищах и отце вольному царю Огненному Щиту Пламенному Копью. Когда же он вернулся, то обнаружил землю свою и дворец разоренным. Двенадцать богатырей и отец Еруслана были уведены в полон. Коварный враг прокрался во дворец и увел пленников ночью, когда вольный царь Огненный Щит почивал. Враг посадил пленников в темницы и выколол им глаза, дабы они не нашли дорогу назад. Еруслан отправился к своему сотоварищу и патрону – вольному царю Огненному Щиту (Солнцу) с претензией, что не уберег тот его подданных и отца от напасти, а землю от разорения. Сошлись тогда в великой битве Еруслан и вольный царь Огненный Щит Пламенное Копье. Одержал победу Еруслан после кровопролитной битвы. Он разрубил своего бывшего союзника пополам и вынул у него огненную желчь. Затем Еруслан отправился в подземелье, освещая себе путь этой желчью, он поборол и убил врага, разорившего его дом и полонившего его товарищей и отца. После он отыскал в подземных темницах плененных сподвижников, смазал им глаза целительной желчью, и они прозрели.

Нетрудно заметить, что ослепленные нечестивым врагом двенадцать богатырей – это двенадцать месяцев и что речь идет здесь о тьме, упавшей на землю. Что, в свою очередь, перекликается с авестийскими легендами о тьме, установившейся по всей земле, и страшном холоде, сковавшем все живое. Путешествие Еруслана в подземелье сопоставимо с сошествием героя в ад. Причем путь герою освещает священный огонь, который является символом огня небесного. В этой связи можно вспомнить подземные храмы и «каменное небо», под сводами которых горел священный огонь авестийцев.

В словацких легендах дело предстает несколько иначе. Дело до убийства Солнца не доходит. Когда Солнце готовится выйти из своих чертогов и отправиться в свой дневной путь, нечистая сила собирается захватить и убить его. Однако с первым приближением солнечной колесницы раздается крик петуха, и нечистая сила в страхе разбегается.

У славян символом Солнца является петух. Отсюда понятно, что первый крик петуха в предутреннем сумраке заставлял нечистую силу в страхе искать спасения в своих подземных логовах.

По всей видимости, эти легенды и сказки восходят к некоему катаклизму, который случился в былые времена, когда пала тьма на землю и солнце скрылось из глаз. Об истинных масштабах катаклизма мы можем только лишь догадываться.