Кризис в головах. Откуда гниет рыба?

Неприятные ассоциации возникают сами по себе

Ни для никого не секрет, что наша цивилизация сугубо технократическая. Однако как посмотрит на нашу технократию Господь Бог на Страшном суде? Он будет судить не технику, а людей!

Не исключено, что дело близится к технологическому концу цивилизации (просьба не путать с глобальным разрушением цивилизации и ее окончательной гибелью). Так, лет пять назад в прессе раздавались голоса, что 2010 год станет годом энергетического кризиса; что в 2010 году спрос на нефть превысит ее фактическую добычу. Как видим, ныне разыгрался не энергетический, а финансовый кризис. Но рыба, как известно, гниет с головы. Все начинается с кризиса в головах. Хотя это еще не значит, что нам удастся избежать технократической катастрофы.

21 августа 2010 года в торжественной обстановке была открыта атомная станция в Бушере (Иран). Начали строить эту станцию еще при поддержке советских специалистов, достраивали при помощи российских. И вот, наконец, радостно открыли и стали загружать туда ядерное топливо. Но может статься, радовались рано. Израиль и США недвусмысленно намекают, что не оставят без внимания разработку атомного оружия, которую, по их данным, втайне ведет Иран. Израильские «ястребы» готовы бомбить атомные объекты Ирана уже сейчас. Среди прочих объектов вроде бы даже фигурирует и станция в Бушере. Плутоний, используемый на АЭС, можно при желании переделать в оружейный. И хотя наши спецы из российского Атоммаша и говорят, что отработанное ядерное топливо будет вывозиться в Россию, «ястребов» это не умиротворяет. Настороженно относится к станции в Бушере и Америка. Такую позицию как то еще понять можно. После Чернобыльской АЭС неприятные ассоциации с «мирным атомом», размещенным во взрывоопасном Ближневосточном регионе, могут возникнуть у кого угодно. О напряженности проблемы свидетельствует хотя бы тот факт, что Джон Болтон, бывший посол США в ООН, заявил, что Израилю нужно было бомбить АЭС в Бушере до ее открытия, иначе если это сделать потом, когда станция заработает, то от атомного облучения погибнет большое количество мирных граждан. Весьма циничное заявление, надо сказать. На станции в Бушере работает 2000 российских спецов. Лишь через пару лет российские власти передадут станцию под полный контроль Ирана.

О том, что это не просто разглагольствования, а возможный сценарий событий, свидетельствует исторический прецедент, когда Израиль бомбил атомную станцию в Ираке. К тому же только летом 2010 года Израиль приобрел у США военные самолеты, способные долететь до территории Ирана и вернуться обратно. Помните известную театральную байку: если в первом акте на стене висит ружье, то в последнем акте оно выстрелит? Может, лучше снять ружье?

Логика нагнетания напряженности предельно проста. Она сродни драматургической логике. Все эти воинственные заявления не оставили равнодушным правительство Ирана. 22 августа в Иране отмечался День оборонной промышленности. Спустя сутки после открытия атомной станции в Бушере иранский президент Махмуд Ахмадинежад лично представил мировой общественности новую разработку военного комплекса Ирана: беспилотный бомбардировщик «каррар», способный на своем борту нести все виды вооружения. При этом президент Ирана сказал, что Израиль вряд ли решится бомбить атомную станцию в Бушере, но если это произойдет, то ответ Тегерана будет сокрушающим. Название беспилотника «каррар» выбрано не случайно. Это прозвище первого шиитского имама Али, двоюродного брата пророка Мухаммеда. Дословно прозвище Хейдар е Каррар означает «многократно и сильно атакующий». Как говорится, намек понятен. Да и слово «каррар» рождает определенные ассоциации с русским словом «кара ющий».