кровь моих пальцев стучит на твоей груди

...ну, достань мое яблоко -
подпрыгни, достань!
Некоторые считают до трех, некоторые - до ста.
Я - до пяти.
Прости.

Раз, два, три, четыре, пять - я иду искать.

Я иду искать - и не нахожу.
Господи, дай мне капельку куражу.
Господи, дай мне поверить, что дотянусь, смогу...
Я не знаю, в чем -
но
какая разница, в чем я тебе солгу.
* * *

Господи, что ты сделал,
Посмотри, посмотри на нас!
Мы - садовые куколки, раскрашенные напоказ.
Одну половину месили с глиной, вторую - ебли.
А мы ничегошеньки не просили, кроме - любви.
* * *
снова внутри от нежности мёд и лёд,
тонкая замирающая игла.
тихо помешивает над головой пилот
небо, и всё напрасно, и все дела.

тихо подвешивает над головой в дыму
снежном воронку, веер, ночной огонь.
нежность, не выносимая никому,
мерзлой пчелой жалит и жжет ладонь.
* * *
Покажите мне эту любовь, покажите мне,
Где она жива, где она, на каком вокзале
Провожает лица глазами, где, на какой луне
Оживет, дрожа, ожидая, чтобы сказали:
Я зову, я зову, скорее, иди сюда! -
И она покорно, нежно, в слезах, в неволе,
В лепестках, в осколках трехвекового льда -
Подойдет и встанет на точку предельной боли.
Запредельной боли, заверченной до винта,
До такой резьбы, за которой уже неважно.
Я тебя люблю, бесстыдная красота,
Я тебя люблю, безмерная простота,
Говорящая: полно... простите... ваша.

(с) Ольгя Родионова