L’amour habite Paris… (Любовь живет в Париже)

 (479x699, 38Kb)
За окном тихо шумел ветер. Капли дождя барабанили по стеклу. Закутавшись в старую шаль, Мари взобралась на подоконник с чашечкой ароматного кофе. Серые улицы города неприветливо смотрели на нее сквозь завесу оконного стекла. Куда-то спешили люди, перепрыгивая через лужи, мелькая серо-черными зонтами.
Этот вечер Мари решила провести одна, впрочем как и предыдущие три. Вернувшись из Парижа, она все еще не могла вернуться к привычному жизненному укладу.
Зазвонил мобильный. Мари неохотно поднялась:
- Алло.
- Алло, Машка, привет. Ты не поверишь, тут такие дела творятся...
- Угу...
- Маш, ты слушаешь?
- Угу.
- Ты дома? Я сейчас приеду!
Не прошло и двадцати минут, как на пороге возникла Юлька. Раздеваясь в прихожей, она долго кого-то бранила, но Мари в тот момент была где-то далеко.
- Мань, ты представляешь??? ... Эй, дорогая, ты где витаешь? Никак не можешь забыть своего Monsieur Mathieu (месье Матье)? Знаешь, тебе нужно просто развеяться... сегодня... сейчас.
- Ой, Юль, давай не сегодня. Может завтра? Обещаю...
- Нет, нет и еще раз нет. Ты говоришь мне это уже четвертый день подряд. Я просто не могу очередной раз тебе поверить. Знаешь, если ты и дальше будешь продолжать сидеть в этой квартире одна, ты скоро сойдещь с ума. Лично я не могу тебе этого позволить!
Мари и сама прекрасно понимала, что так больше не может продолжаться, но ей так хотелось снова оказаться с ним, бродить по городу, кормить голубей, смеяться и дурачиться, не обращая внимания на прохожих. Реальность казалась ей лишь сумрачным сном, который все не заканчивался...
Юлька вознамерилась во что бы то ни стало положить конец этой депрессии:
- Если я не могу вытащить тебя из этой конуры, то давай останемся здесь, посмотрим какой-нибудь фильм, как в старые добрые времена! Не страдать же теперь до конца жизни!
- Давай, - ответила Мари, хотя, по сути, ей было все равно.
Они пили вино, смотрели "Римские каникулы", обсуждая черно-белое кино и восхитительную игру актеров. Потом они еще долго рассматривали старые школьные фотографии, потешаясь над одноклассниками, вспоминая первую любовь, первый поцелуй...
Юлька не уехала. Она осталась, осталась поддержать, осталась помочь порвать с этой нитью никчемных воспоминаний.
Прошел месяц. От Матье не поступило ни слова, ни звука. Мари стала жить прежней жизнью. Сейчас она отчетливо понимала, что Париж был бы не Париж, если бы, побывав там, она не влюбилась бы. Это был город любви, где все живое было пропитано этим удивительным чувством.
Прошло время. Другие мужчины стали постепенно приобретать реальные очертания. У Мари даже случилось несколько свиданий. Правда ни от одного она не была в диком восторге, но она не отчаивалась: на работе дела шли успешно, к каждому новому проекту Мари поражала коллег силой своего воображения и неиссякаемым источником идей, Юлька придумывала для них обеих культурную программу, поэтому Мари никогда не скучала. Предметы французской культуры больше не действовали на нее удручающе, она представлялись теперь лишь культурным наследием.
Как-то весной Мари должна была встречать иностранных коллег по работе. В их компании было так заведено: сначала они ездят в Париж, потом к ним приезжают французы. Она не переживала, но понимала, что потребуется много сил для того, чтобы ответить на каждый вопрос, рассказать о городе, людях и нравах.
Она стояла в зале ожидания, в предвкушении этой встречи. Все было хорошо, погода радовала глаз, на душе было легко и непринужденно.
Люди начали медленно тянуться к выходу. Издалека Мари различила четырех человек. Хоть они и не виделись более полугода, она сразу узнала своих коллег-французов: Жюлетту, Ивонну, Пьера и Мишеля. Ивонна помахала Мари рукой. Мари улыбнулась в ответ. Встреча была теплой и приятной, создалось впечатление, что встретились закадычные друзья. Перебивая друг друга,смеясь и шутя, они направились к выходу. Кто-то тронул Мари за плечо, она обернулась.
- Excusez-moi, Madame. (Извините, мадам)
Перед Мари стоял Матье.
- Bon jour. (Добрый день)
- Bon jour, Monsieur. (Добрый день, месье)
- Quelle chance! Comment vous sentez-vous, Marie? (Какая удача! Как Вы себя чувствуете, Мари?)
- Je ne pas Marie. Je m'appelle Masha. (Я не Мари. Меня зовут Маша)
Она развернулась и направилась к выходу, где ее ждали Жюльетта, Ивонна, Пьер и Мишель, где ее ждала обновленная жизнь, жизнь, где он был теперь не Monsieur Mathieu, а Monsieur Sans Importans (месье, который ничего не значит, не важен)...