Мой рассказ…

Название: В ожидании чуда
Автор: Iwa no Deidara (собственно снова я)
(ps если знаете что еще написать в шапку – подскажите))

Короткая белая вспышка – и перед моими глазами пролетает вся моя недолгая жизнь…
Вот я, маленький рыженький щеночек с огромным темно-коричневым пятном на всю спину, с короткой шерсткой, остренькой мордочкой и висячими, как и сейчас в принципе, лопоухими ушами. На шее у меня красуется большой красный бант. Я хорошо помню этот момент, ведь, по правде говоря, он и является началом моей жизни. Так вот… этот красный бант был причиной ужасного беспокойства для меня, но какой у меня мог был быть выбор? Ведь я – подарок, а на подарках всегда болтаются бессмысленные бантики и ленточки. Но тем не менее я счастлив, ведь сейчас меня ласкают двое ребятишек – мальчик и девочка… Еще одна девчушка сидит на руках у своей мамы, моей хозяйки, и так заворожено смотрит на меня, что просто не моргает от восторга. Ведь она еще такая маленькая. Понять то, что это девочка можно только по цвету ее комбинезона – светло-розового, да по соске в виде цветочка. Родители детей тоже смотрят на меня с улыбкой. Но все же улыбка у них даже с неким оттенком беспокойства. Но я этого не замечаю. Я слишком счастлив. Еще вчера меня подобрали с улицы, где я был совсем один: мою маму, всех братьев и одну-единственную сестричку убили люди из контроля по отлову бродячих животных. Мою маму они пристрелили прямо на моих глазах, а братишек и сестренку уволокли с собой. Мне же удалось спрятаться в кустах.
И вот я в доме! Это просто сказка! Я самый счастливый пес на всем белом свете! Но счастье порой так мимолетно…
Вот я, уже немного подросший. Уже не тот умилительный щеночек, которого хочется приласкать, но еще и не взрослый, большой пес… Я стою рядом с необычайно яркой, желтой лужицей желчи, которую только что отторг мой желудок. И не удивительно, ведь меня не кормили вот уже несколько дней. Разумеется, хозяин и хозяйка об этом не знают, но их дети – точно, ведь именно они никак не могут сварить мне еду. Сейчас надо мной стоит моя хозяйка, а рядом с ней – ее старшая дочь. Они вдвоем кричат на меня, потом хозяйка берет меня за шиворот и несколько раз тыкает носом в эту лужицу
Вот я, уже совсем взрослый, лещу на ковре перед хозяином и хозяйкой. Слушаю их разговор. Хозяйка доказывает поему хозяину, что я бесполезен и от меня надо избавляться, что я плохо виляю на детей и им надо уроки делать, а вместо этого они со мной играют.
Вот я, сплю на том же ковре и вдруг сквозь сон чувствую боль. Я открываю глаза и вскакиваю с ковра. Поворачиваю голову – моя задняя лапа, вернее сказать шерсть на ней, горит. Рядом, сложившись пополам, хохочет старшая девочка. В руках у нее спички и тряпочка, вымоченная, по всей видимости, в масле. Я ничего больше не успеваю сделать, как ко мне подбегает сын хозяина и хозяйки и, увидев происходящее, стягивает с себя майку и сбивает ею огонь. Потом они с сестрой начинают ругаться.
Вот я, стою на улице под дождем. Я перестал быть нужным своей семье. Они переехали жить в другой город, но меня, видимо, забыли взять с собой. Но я их не виню. Ведь у них так много разных вещей, что они запросто могли забыть меня. Только вот почему-то мой третий, младший хозяин, почему-то плакал.
Я искал их целый год. Но, в конце концов, я отчаялся и прекратил поиски. Но я продолжал верить, что меня найдут.
Вот я, вокруг меня – надгробные плиты, кресты, памятники. Я нашел очень хорошее место. Это кладбище. Под крышей у какого-то богатого человека, вернее, его местом упокоения в небольшом, специально для него построенном, склепе. Сплю я в куче мусора что у забора кладбища. Там тепло. И еды тут, на кладбище, в достатке. Сюда приносят и яйца, и хлеб с колбасой. Но почему-то забывают даже сладкие конфеты. Но я не понимаю, почему тут нет других собак. Такое жилье… Лучше и не надо! Правда, сторож меня чего-то невзлюбил. Но я ведь доброе дело делаю. Люди приходят – ни гниль, ни тухлятину убирать не приходится им. Однажды, например, банку тушенки принесли – не знаю, то бы с ней случилось, если бы не я. Ведь в следующий раз на эту могилу пришли только через год. И получили чистую баночку назад.
Вот… Так сторож почему-то как видит меня, так глаза злобно прищурит и шипит так, по-змеиному: «Ты у меня еще получишь, добегаешься!»
Вот я, стою перед девочкой, сидящей в инвалидной коляске. Ее родители с приятелями кого-то бурно поминают у свежей могилы, а я стою перед этой девочкой, положив голову ей на колени. Она гладит меня, треплет за уши, а мне так хорошо, так приятно! Даже сердце защипало, ведь это так напоминало мне, как меня вылизывала теплым, мягким языком моя мама, когда я еще только родился.
Вот я, стою за кустом, слушаю разговор сторожа и матери этой девочки на коляске, моей четвертой хозяйки. Вернее пытаюсь услышать, а они о чем-то так тихо шепчутся… И скорее всего речь идет обо мне…
И наконец… Белая вспышка, запах пороха, громкий хлопок, боль…
Затем следует еще одна вспышка, еще ослепительнее предыдущей, но ни хлопка, я не слышу, ни боли не чувствую.
Я падаю. Перед моими широко распахнутыми глазами – ухмыляющееся лицо сторожа. Дымящееся ружье… В его руках.
Все мутнеет. Я знаю, что когда, наконец, я закрою глаза наступит темнота. Но я не боюсь. Ведь с темнотой придет покой. Покой – это то самое чудо, которого я всегда ждал, о котором грезил всю жизнь. И вот сейчас оно придет. То самое, далекое, но в то же время близкое, маленькое, простое житейское чудо - покой…

В общем написано это было мной несколько лет назад, где то лет в 13-14. Я сегодня только нашел эту запись и не изменял ни одного слова. Хочу оставить в памяти (прежде всего своей) что было у меня в голове в том возрасте.