Без заголовка 1452

Моя жизнь местами прекрасна. Я сажаю на даче цветы, вышиваю, смотрю фильмы, читаю книги и встречаюсь с друзьями.
Но, как раньше, так и теперь, есть в жизни большое "фи". Работа.
Вот и сейчас мне надо туда идти. Каждое утро чувствую себя тем самым мужиком из книжки, который обхаживал двух генералов, а когда они приказали, сам себя связал веревкой.
Теперь на меня косо смотрит вся учебная часть.
Случилась очередная неприятность.
Неприятность эта имела предысторию, неожиданную кульминацию и предсказуемую концовку.
Предыстория. К нам пришла работать новая психолог. Пришла и пришла. И вроде как работала. А со временем увдела, что я как-то выделяюсь из всей службы. И ей это не понравилось. То, что во время встреч с директором директор чаще ко мне обращается. То, что я существую отдельно, в другом кабинете с администрацией. То, что меня все знают и я знаю всех. Не знаю, в какой момент я допустила ошибку и допускала ли ее вообще. Но отношение новенькой внезапно стало резко отрицательным. Из наших разговоров было понятно - она считает меня выскочкой, беспринципным лидером, которого ценят ни за что. Объяснять и доказывать, что работала и работаю я очень много, что меня ценят не просто так, за то, что очень много внимания привлекаю, мне было неинтересно. Есть у меня такая черта - почему-то считаю, что каждый человек должен понять все сам, оправдываться не стану.

Непосредственно же в предыстории скандала задействованы Н., я, новенькая и мальчик.
Несколько дней назад новенькая пришла в учебную часть. Н. выдала ей листочек с фамилией-именем мальчика. Мальчик хороший, но учиться не получается. Оставляют на второй год. Мама согласна, мальчик нет. Надо провести беседу. Новенькая поджала губы, получив задание. У меня появилось нехорошее предчувствие. "Зря ты это сделала", - сказала я Н. Н. пожала плечами. У нее не было предчувствия, я была перегружена, вполне логично поручить ребенка другому психологу.

Кульминация случилась внезапно. На следующий день. Я, отсидев на экзамене и собрав работы, в прекрасном настроение чесала в кабинет. Предчувствия больше не было. А потом я открыла дверь.
В центре кабинета сидит новенькая.
Вокруг сидят замы.
Новенькая трясет листиком с фамилией и продолжает говорить.
Замы поворачиваются и очень нехорошо смотрят.
Это очень неприятно попасть в такую ситуацию. Но дальше было больше.
Новенькая продолжала говорить. Я встала рядом со столом. Остолбенела.
Новенькая лила на меня грязь. Грязь начиналась словами "мне тут вчера дали задание, а потом я подумала и поняла, что Марьяалексевна не достойна того, чтобы я его выполнила, потому что..." А вот дальше... Столько лжи про себя за раз я не слышала никогда. Там было и про то, что я кричу на детей, на учителей, на старших психологов, про мою беспринципность, про отсутствие каких-либо нравственных устоев. Все подкреплялось красочными примерами.
А я стояла у стола и смотрела на нее. И мне казалось, что она сама искренне верит в то, что говорит.
А потом я посмотрела на замов.
Они слушали, открыв рты. Они ВЕРИЛИ.
Дальше слушать я уже не могла. Просто повернулась и ушла.
Меня отпаивали валерьянкой и настойками пионов.
Вернуться я смогла только через час.

Замы сделали вид, что ничего не было.
Сделали, но плохо. Теперь на меня смотрят, как на прокаженную.
А через три часа после кульминации в кабинете у директора я встретила новенькую.
Она мило улыбалась. И я в ответ мило улыбалась. И так противно было улыбаться. Но ничего лучше в голову не приходило.

Мне осталось немного. Чуть больше месяца. За время работы система меня изломала так, что родители учащихся, которые не видели меня год-два, первые минуты общения прибывают в шоке.
А самое страшное - я больше не верю, что все будет хорошо. Мне кажется, что везде одинаково. И что во всех коллективах каждый стремиться причинить другому как можно больше боли.
Мне остался месяц. Потому что если остаться еще на год, все будет совсем плохо.