Без заголовка 1561

Это цитата сообщения Anjel_D Оригинальное сообщениеИз записок Ивана Новоженова

ХОРОША БЫЛА ТАНЮША

- Тань, мы с тобой три с половиной года не слышались!
- Хорошо что позвонил! - воскликнула Таня Столярова радостно.
И меня от звуков ее голоса заколотило, как и тогда.
Тогда мы друг-другу послужили заместителями. Пересадочными станциями между любовями.
Вспоминая наш короткий роман, его звездное августовское небо, поцелуи до задыхания на заднем сиденьи чужой машины, я думаю – не бывает, чтобы после разрыва с той, которая когда-то была
родной и любимой и сразу опять любовь!
Ты обязательно должен встретить кого-то и на короткий срок слепо влюбиться.
Но любовь не получится! Не та стадия, как вы оба ни рвитесь!
Таню привела ко мне в мастерскую Лидо Дружинина. Мы увидели друг друга, подошли осторожно
и обнялись. Мы стали целоваться не познакомясь и не смущаясь, как после долгой разлуки.
– «Ну ничего себе, вы даете! – поразилась Лидочка – ладно, я вам здесь, кажется, только мешаю.
Закрой за мной дверь, Ванечка. Пойду я, а вы тут целуйтесь, любовники!»
Я хотел поцеловать Лиду на прощание, но она уклонилась.
Так странно.
Я совсем недавно расстался со своей женой Таней Недзвецкой, она мне была родной,
хотя по настоящему любви у нас не было. Мы прожили вместе больше десяти лет и знали,
что наши спины защищены. Для Москвы мы вообще были образцовой парой и часто вместе давали интервью о том, что мы круче всех. Я вернулся домой с кинофестиваля после просмотра фильма Кшиштофа Занусси «Жизнь, как смертельная болезнь, передающаяся половым путем.»
С самого начала фильма понятно, что герой обречен – у него рак.
Что нужно сделать, чтобы принять смерть с миром в душе? Я вышел из зала с чувством освобождения,
как будто во мне сгорела вся моя ложь и тихим шагом, безлюдными переулками пошел домой
на Кропоткинскую. Хотел придя обнять жену Танюшечку. Открыл дверь – Здравствуй, Танечка!
В ответ Недзвецкая закричала.
Она сказала то, что сразу лишило ее иммунитета в моем к ней отношении. Цитировать – неприятно,
да и неприлично. Мне стало холодно и безжалостно – чужая. Была родной, стала чужой –
с одного слова, с интонации.
Я перестал слушать, как она кричит, внимательно завязал ботинки, спокойно закрыл дверь
и приехал сюда – в мастерскую. Таня Столярова накануне тоже рассталась со своим другом
и приехала в эту же мою мастерскую.
Лида правильно поняла свою роль - «Закрой за мной дверь, Ванечка.»
А еще оказалось, что я любимый художник Таниной мамы.
Чего-то нам тогда не хватило для возникновения любви.
Для ее кристаллизации – словами Стендаля.
Таня вдруг перестала отвечать на мои звонки, или отвечать - я на занятиях, я на лекции,
Вань, я потом тебе перезвоню и не перезванивала, вобщем стала прятаться от меня,
и я почувствовал, что наверное она вернулась к своему бывшему. Я помню временный холод счастья
от начинающейся любви, и начавшуюся было тоску, что я ее теряю, не успев полюбить. но не хватило
у Тани сил на общий поворот судьбы и меня отпустило.
Вскорсти я встретил Сашу. И у нас сил хватило. Мир перевернулся.

- Слушай, давай встретимся, давай я к тебе приеду, - нежно и как-то жалобно почти пропела
Таня Столярова… - Ой, я так от тебя отвыкла…
- Знаешь, а ведь ты для меня - отдельное воспоминание, Тань. Ты в общий ряд тех,
с кем я знакомился, или тусовался, или спал - не входишь. – сказал я, потом спросил -
- Ну, как у тебя?
- Да… все та же какая-то тягомотина.
- Что? Все с тем же?
- Ну да.
- Правда?
- Правда-правда! Давай ты меня нарисуешь, а?
Интонации, конечно, не Сашины – остроты, опасности, равенства и в помине нет.
И френд у нее тот же, и работает она в банке! То есть ходит от и до. Посещает. Кошмар!
Я помню, что она высокая и красивая, она моделью была, красавицей с обложки, мечтала о великом будущем, но сейчас я услышал, что она обыкновенная – у нее интонации смирившегося существа, человека, живущего нелюбимой жизнью, той, которую нужно изо дня в день отбывать, как повинность.
И телефон у нее домашний – преждний, то есть живет она до сих пор с родителями. Даже не с ним,
с тем, который преждний, от которого ушла и к которому вернулась.
Не достало девушке страсти найти мужчину, который бы вырвал ее из привычек скучного мира.

А ведь судьба вынесла ее на меня когда-то и меня на нее вынесла! Предоставила двоим возможность, поставив нос к носу, тело к телу – дышите друг другом, держитесь, рискуйте любить. Задним числом можно все объяснить: Ваню ждала скорая встреча с Сашей, Ваню с Сашей ждала любовь,
именно они были готовы вместе сжечь за собой мосты и значит не судьба была Ване Новоженову
с Таней Столяровой жечь мосты и перелетать пропасти. Вобщем-то про Таню задним числом
все понятно, да вот только печально всё это. Я вспомнил Есенина:
«Хороша была Танюша, краше не было в селе».
В каком селе – в мегаполисе!

Выдох. Я посмотрел в окно. Москва. Зима. Белые крыши. Тогда был август, за ним сентябрь.
Не долог был срок нашего заместительства. Мы расстанемся, но запомнимся, и скоро
я встречу девушку Александру, а через три дня она скажет, вздохнув печально, что живет
в Германии, а не в России, но это уже не будет иметь никакого значения, потому, что мы обрели
любовь и открыли Вечность. Ну, а здесь, в этом мире есть телефон, интернет и самолеты.
В современном мире 2500 км – не расстояние. Преграды мы создаем сами.
Какой бы нам ни достался мир – мы вышли за его границы.
Это – любовь.

И я вспомнил: а ведь до Саши, до нашей любви, начало которой мы пережили как смерть
нас преждних, до нашей реальной улетной красоты и жути все, с кем я жил, были заместительницами.
И я и они не имели никакого представления, что бывает совсем по другому, что любовь – она не такая.
Все живут и мечтают – вот она будет.
А когда приходит время решать, а оно очень короткое, это время, доли секунды,
к которым ты готовился всю жизнь, или не готовился, все трусят, говорят – давай завтра, давай подумаем. Герои не думают, они действуют.
До любви я жил и сочинял, что мы настоящие. И какое мне дело до того, что все, кого я встретил
за жизнь, так и живут не своими жизнями, а теми заместительными, которые подвернулись
по случаю.
Расставшись с Таней Недзвецкой, следом с Таней Столяровой и встретив Сашу настоящую
я пришел к пониманию, что после любви - любви не бывает.
На переходе нужна заместительница.
Тане досталась такая роль. Да и мне в ее жизни – тоже.

---

Выдох. Я посмотрел в окно. Ты понимаешь?