Без заголовка 1917

Наверное, все же вчера во мне жила искра надежды и чего-то ангельского, потому что, как бы хорошо мне не было сегодня, настроения все равно нет. Может, просто погода не та, солнце, чистое небо, счастливые люди... Среди всего этого ощущаю себя брошенной и потерянной, единственной частичкой дождя в солнечном мире. Первого урока не было, весь второй урок рисовала, третьего тоже почти не было, а потом я ушла. Глупо как-то сидеть в школе, когда тебя там ничего не держит! Поехали с Линой на кладбище, проболтались там около двух часов. Страшно как-то. Уйдешь из этого мира и все, что от тебя останется - каменная глыба, утопающая в грязи. В некотором роде она тоже несет память о тебе, но все это так формально и символично! Например, старые разрушившиеся могилы - на табличках уже нечитаемые имена, стершиеся даты, выцветшие портреты. Человека уже не помнят, и никакой камень не смог спасти его память. На некоторых надгробиях и вовсе нет имен. Какой человек заслужил такого? Погибнуть без имени, без возраста, без жизни. Он умер раньше, чем ушел из нашего мира! Другое дело - могилы выдающихся и знаменитых людей. Безусловно, ухожены и аккуратны, каждый день на их могилах появляются свежие цветы и венки. Конечно, они заслужили подобное, но неужели люди верят в то, что камень будет жить вечно, храня в себе любовь к погибшему?! Ничего не остается после того, как человек уходит! Ведь и под богатым каменным крестом, и под затоптанным холмиком земли покоятся люди, разные, но такие похожие! Придет время, все забудется! Забудутся лица, даты, имена. Исчезнет само кладбище. Или вот глупость! Ставить памятник умершей трехлетней девочке! Неужели она заслужила такой памяти больше, чем погибшие на войне солдаты, их жены и, матеря, памятники которых уже разрушились или же и вовсе не ставились?! За церковью стоит огромная, покосившаяся черная тумба! На гладких краях написано на старорусском. Год захоронения - 1902. Память о человеке живет, не исчезает, держится в каменной глыбе, цепляющейся всей своей тушей за грязную скользкую землю. Нет, память должна учиться жить сама, люди не способны сохранить в сердцах любовь к ушедшим.