Без заголовка 20

 

 Кошечка

Поздравляю с Днем Рожденья, не огорчайся, если в твоей жизни что-то идет не так, все наладится

 

Название: Другая история.
Фандом: Наруто.
Категория: Яой
Жанр: Romance
Рейтинг: pg-13
Размер: мини
Пейринг: Саске/Наруто
Размещение: Поскольку это подарок, то все размещение в твой руках)))
Состояние: закончен
AU относительно манги, после смерти Итачи

 

 

Наруто глубоко зевнул и пошарил рукой по пространству рядом с собой, и, не найдя там ничего, кроме уже холодной подушки, все же открыл глаза. Его пропажа сидела в кресле, на фоне окна и читала какую-то книгу. На подоконнике непривычно блестел снег – аномально холодная погод для умеренного климата Конохи.

- Все еще пытаешься строить из себя умненького мальчика, Саске? – Подколол он своего парня, погруженного в очередную книжку.

Учиха поднял голову, но сначала посмотрел за окно, а потом уже на развалившегося в постели Узумаки. Эта погода добивала всех, за исключением, возможно, генинов, которые с веселыми криками играли на улице в снежки, ну и еще одного джонина, который еще вчера пытался вывалять его в снегу.

- За то тебе идиота даже играть не приходится – все и так естественно выходит.

Саске чуть не рассмеялся, наблюдая за тем, как этот самый джонин пытался сейчас изобразить  одновременно и обиженную и соблазнительную позу, а в результате чего просто увеличил свои шансы на падение с кровати с утра, запутавшись в одеяле. Наруто заметил это и обиженно запыхтел, разматываясь, а потом укрываясь с головой, на что Учиха лишь покачал головой: все это были пустяки, главное то, что его парень был сейчас в его квартире и на его кровати, несмотря на все то, что они пережили. Он вновь повернулся к пейзажу за окном, вспоминая начало своей новой жизни.

~~~

Полуразрушенная Коноха: осевшая на дорогах пыль, оставшаяся от стен когда-то симпатичных разноцветных домиков, камни, валяющиеся около сильно пострадавшего монумента Хокаге, стены деревни, от которых осталось лишь одно упоминание, но главное люди, те, кто сейчас не мог видеть даже этого, кто погиб, защищая других. Переполненные тюрьмы – арест практически всех Анбу из Корня, похороны чуть ли не каждый день, разрозненная страна, разрушенный город – вот все, что было у Цунаде, хотя нет – были еще люди, те кто остался, кому заново строить все это, кому воссоздавать, не просто укреплять, а создавать буквально с нуля разрушенную репутацию, вновь и вновь демонстрируя свою силу врагам, которые сейчас почуют в Конохе легкую добычу.

Её кабинет остался практически целым, а группа джонинов во главе с сыном Третьего уже успела расчистить его, чтобы она вновь могла приступить к своим обязанностям. На столе лежат всего две стопки документов, но это отнюдь не отчеты по успешно выполненным миссиям – это списки погибших и раненных.

Сейчас у нее была редкая минута отдыха, чтобы закончить основные дела, все остальное время она проводила в больнице, сейчас там как раз были Сакура и Шизуне, ну и основная часть генинов. Цунаде с горечью посмотрела на по-сути еще детей, пусть даже уже и шиноби, женщин и стариков, которым приходилось восстанавливать город, ведь все здоровые чунины, джонины, каковых было не так уж и много, и оставшиеся в живых Анбу патрулировали границы, чтобы если что предупредить об опасности.

Она стерла запястьем пыль со лба и повернулась к столу, но вдруг застыла на месте.

- Хокаге-сама…

За ее спиной, с подоконника на пол мягко и плавно спустился Учиха Саске, а когда она резко обернулась он положил перед ней свою катану в ножнах, вежливо поклонившись.

- Я пришел с Вами поговорить. Вы выслушаете меня?

Дезертир и предатель, принесший столько страданий её любимцу и её лучшей ученице. Один из самых сильных разыскивающихся нукенинов, убивший собственного брата и последний обладатель Шарингана.

-Неужели тебе действительно есть, что сказать, нукенин? Пришел сдаваться в деревню, которую предал? – Она внимательно рассматривала его лицо, в поисках ответа на свой вопрос, не надеясь на то, что его слова будут правдивыми.

Но почему-то этот предатель смотрел на нее уверенно, немного насмешливо и немного печально, сейчас он абсолютно не скрывал своих чувств. «Или он искусно играет…» - поправила она себя.

- Нукенины – это шиноби, которые предали свою деревню. Но шиноби, у которого деревни не было изначально, нечего было предавать.

Хокаге насмешливо изогнула бровь.

- Учиха, что ты несешь?

Но Саске лишь устало посмотрел на нее и повторил свой вопрос.

- Вы выслушаете меня?

- Хорошо, - Цунаде было любопытно, чем же забита голова этого парня.

Саске говорил долго, рассказывая ей все без утайки, начиная от своего ухода из деревни. Убийство Орочимару, создание своей команды, битва с Итачи, та часть правды, которую рассказал ему Мадара, обман Акацук и ловушка для Мадары, которую они устроили всей командой, тайно сговорившись с восьмихвостым, ослабление этой организации изнутри…

А она сидела на него и смотрела, и жалела, но ни его, а того, кем бы он мог стать, будь у него нормальное детство.

- Чего ты хочешь теперь, Учиха? Опять мести, смерти старейшин? Или отыскать Данзо в одной из тюрем.

Саске отрицательно покачал головой.

- Нет, Цунаде-сама, месть мне не нужна, за пришедшее время я многому научился. Старейшин Вы отстранили от власти, еще во время нападения, ведь так? Это для них самое тяжелое наказание – осознавать собственную беспомощность и не иметь возможности этого исправить.

Цунаде заметила, как ужесточился на несколько секунд его взгляд. «Возможно, он будет хорошим человеком.»

- Раз не месть, то зачем ты здесь?

- Как ни смешно бы это звучало, но больше идти мне некуда. – Он впервые отвел от неё взгляд и посмотрел в окно. -  Предупреждаю Ваш вопрос – что же мне делать в деревне, которую я ненавижу? Я не ненавижу Коноху, но с некоторых пор мне просто все равно. Но тут живут три человека, которые имеют для меня хоть какую-то ценность, которые мне дороги. Не так уж и много, но для меня это не мало.

- Значит ты хочешь из-за этого вернуться… - Она запнулась из-за взгляда Учихи, брошенного в её сторону и поправилась, - хорошо, остаться в деревни из-за этого, стать джонином, на это уж твоих способностей достаточно, и вести тихий образ жизни?

Хокаге произнесла последнее весьма скептическим тоном.

- Не совсем, - Саске опустился прямо на пол у подоконника. – Коноха ведь сейчас слаба, силы ее разрозненны. Хокаге-сама, Вам бы пригодилась сильная команда Анбу, исключительно под Вашим командованием?

Этот вопрос был риторическим. Цунаде сглотнула, такая команда как Таку дорого стоила, она могла бы стать гарантией безопасности для деревни, а уж миссий, которых она не смогла бы выполнить, пожалуй не было. Слишком заманчиво, слишком опасно, доверять Учихи – нонсенс, к тому же она не знала, правду ли он говорил.

- Ты думаешь я поверю твоим благим намерениям? После всего тобой сделанного? После твоего ученичества у Орочимару?

Он хмыкнул.

- Я убил Орочимару. И у Вас будут гарантии того, что мы будем преданны Вам.

Она удивленно посмотрела на него, не ожидая подобного.

- Гарантии? Ты смеешься, Учиха? Какие тут могут быть гарантии?

- Нет, я не смеюсь и не шучу. Я расскажу и продемонстрирую Вам слабости каждого из нас…

Цунаде поставила локоть на стол и уперлась подбородком в ладонь.

- Зачем тебе это, Саске? – Она в первый раз назвала его по имени за все это время. – Вы ведь спокойно могли бы выполнять миссии на заказ, а после всего того, что открылось, тебя бы больше никто не стал обвинять и разыскивать, как преступника. Зачем?

- Моей команде нужен дом. Стена, на которую они смогут опереться.

- Ты так дорожишь ими? Почему?

- Дорожу, – он посмотрел на катану, лежащую на полу.  – Они мои друзья, мы не раз спасали друг другу жизни. Это многого стоит.

- Ты поумнел, но достаточно ли вескими будут твои гарантии?

- С того момента, как я убил Итачи, я являюсь обладателем Мангекьо Шарингана, и его силы и его слабости.

Цунаде с интересом придвинулась ближе к парню.

- Слабостям?

- Именно. Каждый раз, когда я его использую, мои глаза перенапрягаются и у меня ухудшается зрение…

Хокаке встала, подошла  нему, присела на корточки, приподняла его голову за подбородок и внимательно осмотрела зрачки. «Подумать только… не врет.»

- Можешь идти. – Она встала и вновь устроилась за своим столом. – Завтра приходи в это же время, я скажу тебе свое решение. Но если оно будет против тебя и твоей команды, то вы должны будете покинуть Коноху и страну Огня.

Саске исчез, как только она договорила.

~~~

Учиха встал и подошел к кровати, задумав растормошить своего надувшегося и обидевшегося парня. В кои то веки они могли спокойно побыть вдвоем и ни о чем не волноваться – Цунаде расщедрилась на несколько выходных дней для обоих. «Это, наверное, на нее так погода влияет.» - подумал Саске, ложась рядом с Наруто и устраивая свою голову у него на плече. Тот поворчал еще немного, но потом затих, естественно ненадолго.

- Саске, а пошли сегодня в Ичираку?

- Как же ты любишь травить себя всякой гадостью… - Он прикрыл рот Узумаки ладонью до того, как тот начал сыпать опровержениями в ответ на оскорбление любимой пищи. – Пойдем, но попозже. Все равно хотели же сходить куда-нибудь все вместе.

Вместе – это было действительно много – кроме них еще Сакура, Сай и команда Саске.

~~~

Саске не ошибся, когда появился у Хокаге вместе со своей командой – их ждали контракты, плащи Анбу и маски, абсолютно одинаковые маски птиц – беркутов. Ну и еще медицинское обследование для самого Учихи.

Цунаде, не смотря на переполненную больницу, выделила ему отдельную палату, впрочем, как выяснилось, ни ему одному – команда не пожелала покидать своего лидера, так что Суйгетсу, Джуго и Карин тихо устроились в углу комнаты, чтобы не мешать Цунаде и Шизуне, больше никто о том, что Учиха вернулся и остается в деревни пока не знал.

Но они все не учли одного фактора – Узумаки Наруто никогда не остановит никакая закрытая дверь, сколько бы надписей «Не входить» на ней ни весело, если за этой дверью была его цель. Парень влетел в комнату, но застыл, поперхнувшись на первом же слоге и уставившись на Саске. Молчание было долгим, примерно пять минут никто так и не смог нарушить тишину. Узумаки открыл рот, хотел было что-то спросить, но потом закрыл, развернулся и вышел. Он тоже вырос за это время и в сказки и детскую дружбу больше не верил.

Последующий за этими событиями год был не легким для всей команды Учихи – ненависть, недоверие, страх. Ведь никто больше так и не узнал правды о событиях давно минувших лет.  За все это время Саске попросил у Хокаге лишь одного – сжечь старый квартал Учих, чтобы окончательно стереть прошлое из своей памяти.

Ни Наруто, ни Сакура, ни кто либо еще из старых знакомых с Учихой не разговаривал, за исключением Сая, но того Саске принимал лишь за местного чокнутого и Хатаке Какаши, который не так уж и часто с ним встречался.

Весь этот год команда Анбу “Таку” выполняла самые сложные и смертельно опасные задание, зачастую вдали от деревни, но теперь они не просто выживали, а жили, поначалу хотя бы друг ради друга.

~~~

Наруто принялся тормошить уснувшего на нем Учиху.

- Эй! А как же мой обед? День уже. Да и нас ждут наверняка.

Но Саске не реагировал, или делал вид, что не реагировал… Блондин хотел было вновь обидеться на него, но потом решил, что это абсолютно бесполезно – долго злиться на своего парня он не мог.

~~~

Наруто в очередной раз чертыхнулся и сплюнул на землю кровь, их миссия оказалась банальной ловушкой, но на столько хорошо скрытой, что удрать они из нее успели несколько позже, чем нужно, заплатив большую цену – Сай был серьезно ранен, а на бегу Сакура лечить не могла, лишь вкалывать обезболивающее, которого уже почти и не осталось. Враги уже несколько раз догоняли их, поэтому девушка сама была измотана, а в последней стычке ей рассекли сюррикеном ногу, но чакры для того чтобы вылечится у нее больше не было.

Узумаки почувствовал, что их вновь настигают, и заставил Сакуру вместе с Саем укрыться в густой листве внизу, сам отводя преследователей в сторону.  Он уже тоже был на пределе, но отвергал даже саму мысль воспользоваться чакрой Девятихвостого, в его памяти тут же всплывал прошлый случай, когда он ранил Сакуру, не имея возможности себя контролировать.

На довольно открытую поляну он приземлился одновременно с пятьюдесятью вражескими шиноби и понял – не справится. Может и отдаст свою жизнь за очень большую для них цену, но победить не сможет, а потом те найдут и Сакуру с Саем. Он дрался до тех пор, пока израненный не упал на траву, окрашенную в алый его собственной кровью. Закрывать глаза Наруто не стал, решив встретить смерть как подобает шиноби, но последнего удара так и не последовало. На него упало несколько капель крови, недоступная для зрения скорость – между ним и противниками Анбу: не слишком высокий, в форменном плаще и птичьей маске. Стрекотание голубых молний и все противники, поверженные, сваливаются к его ногам. Дальше Наруто ничего не помнил, лишь только несколько раз в пути приходил в сознание ненадолго и видел перед собой до боли знакомые черные непослушные волосы.

Цунаде тогда почему-то не стала их ругать, а на все вопросы отвечала лишь, что группа Анбу, возвращавшаяся со своего задания, просто помогла им.

До квартиры Саске он добежал очень быстро, а вот перед дверью мялся минут десять – отблагодарить было нужно, но очень сложно. Помогла Наруто, как ни странно, красновлосая девушка из команды Учихи, он все никак не мог вспомнить ее имя. Она вышла из соседней квартиры с аптечкой и бинтами, ни слова не сказав, открыла дверь и втолкнула его во внутрь. Саске сидел в кресле, откинув голову назад, с закрытыми глазами, на подлокотнике он осторожно расположил раненную руку. Узумаки вздохнул – видимо остановить нападавшего на него брюнет уже не успевал, отвести оружие или парировать тоже, поэтому попросту подставил себя под удар. Наруто молча подождал, пока Карин справится с раной и уйдет, а потом подошел, сел перед Учихой на пол и положил голову на его колени.

- И почему сейчас я чувствую себя полным падонком рядом с тобой? А ведь должно быть наоборот… - Голос у него был глухой, немного охрипший и какой-то усталый, что было совершенно нетипично для Узумаки. – Ты рисковал собой и командой из-за нас, зачем?

Саске так и не пошевелился, лишь чуть приоткрыл глаза.

- Не поздно ли задавать вопросы? А, Наруто?

- А мне уже и обидеться нельзя? – Фыркнул Наруто и тут же рассмеялся. – Сам же знаешь, что до меня все очень медленно доходит…

- Год, не перебор ли?

- Кто бы говорил…

Лишь слабое подобие былых споров, но и от этого обоим становится очень тепло на душе.

Узумаки вскочил, несколько раз пересек комнату, а потом вновь остановился около Учихи, подбирая правильные слова.

- Знаешь, старую дружбу уже не вернуть, мы оба уже не те, кем являлись, но может быть ты наплюешь на свое ехидство и все сейчас расскажешь, а потом мы попробуем подружиться заново?

Саске задумчиво посмотрел на него и кивнул, обозначая свое согласие.

~~~

Саске лежал и просто в очередной раз любовался сидящим рядом с ним парнем, потребовалось много времени, но теперь он как и все, верил в этого непоседливого блондина, даже в то, что тот когда-нибудь станет Хокаге.

~~~

- Почему ты больше не вопишь о том, что станешь Хокаге и все такое?

Учиха заинтересовался этим вовремя очередной их прогулки, когда они, по словам Наруто, «узнавали друг друга и становились друзьями». Как ни странно, но эта дикая идея Узумаки работала, и они постепенно сближались все больше, их узы не восстанавливались, а создавались заново, на этот раз гораздо прочнее, чем были до этого. Ни один из них больше не отказывался от протянутой руки другого.

- Пока я это говорю, к мечте не приближусь. Лучше я буду доказывать поступками свои намерения.

Именно в этот день Саске начал смотреть на него совершенно по-другому, признавая, что его друг наконец вырос.

~~~

- Ты съел слишком много рамена, так что тебе просто необходимо потренироваться! – Заявил Учиха, утаскивая Наруто от всех, за территорию деревни к реке. Вода в ней еще не успела замерзнуть, но на поляне возле берега лежали слишком заманчивые сугробы снега, так что Саске не отказал себе в удовольствии зарыть в один из них блондина. Тот отплевывался, матерился и смеялся одновременно, но почему-то не сопротивлялся, зато, когда Учиха на мгновение остановился, выяснить причину такого странного поведения, то сам моментально оказался в соседнем сугробе, при этом тут же проклиная свою привычку носить одежду с широким воротом…

~~~

Это было и правильно и неправильно, хотя Наруто не обременял себя раздумьями по этому поводу, а просто продолжал целоваться с Саске на мостике, на виду у всей деревни. Он уже давно решил, что никому не позволит осуждать их дружбу, а теперь, когда отношения перешли на совершенно новый этап развития, ему уже было абсолютно наплевать на чужое мнение, впрочем, их друзья и не удивлялись, поняв все гораздо раньше самой парочки – одни ночевки друг у друга по делу и без оного чего стоили. А шутки про их отношения закончились в первый же день, когда джонин и капитан отряда Анбу два часа гоняли Хатаке Какаши за то, что тот решил поинтересоваться кто же из них двоих оденет свадебное платье.

~~~

Вода в ванной была горячей, практически обжигающей, но Саске это попросту усыпляло, да он и уснул бы, если б его парень не копошился рядом, выплескивая добрую часть пены за бортики ванной

- Сам убираться будешь…

Наруто не стал даже припираться с ним, млея от тепла, проникающего во внутрь его тела – он все же успел сильно замерзнуть, пока они шли домой.

- Саске, а я вчера выпытал у Цунаде, почему ты остался – ты сказал, что это из-за трех человек. Это я, Сакура и Какаши?

- С чего это ты начал задаваться такими вопросами?

- Да просто… А если бы твоя команда была против того, чтобы жить в Конохе, то что бы было?

- Не знаю. Наверное мы бы ушли.

- Навсегда?

- Нет, наверное. Я бы вернулся.

- К Конохе, ты ее любишь?

- Не ее, а некоторых людей, которые в ней живут. И вообще, хватит болтать…

Наруто не успел возмутиться, поскольку с головой ушел под воду, стараниями Учихи.

А вечером, в кровати, когда блондин заснул, крепко прижимаясь к нему, не принимая даже протесты о том, что в комнате было жарко, Саске, много вспоминавший прошлое за этот день, решил что ему просто не о чем жалеть.