Без заголовка 2056

Так странно осознавать, что то, о чём ты когда-то мечтал, теперь открылось тебе - может быть, не в полной мере, но ты знаешь перспективы и будешь стараться вобрать в себя всё. Ты видишь пока лишь смутные тени, но знаешь, что когда-то они обретут свои обычные очертания.
Ты знаешь, что умереть по естественным причинам тебе больше не дадут - зато вполне могут убить, если что, но до этого лучше не доводить. И ты знаешь, что умирать неприятно и холодно - в горле ком, трясёт, и голова пуста ("Мне не нравится, как ты выглядишь" - "А мне не нравится, как я себя чувствую" - "...а, так ты просто умираешь") - и подумаешь дважды, прежде чем снова решиться на этот шаг. За четыре месяца ты узнаёшь об окружающем мире больше, чем за последние 20 лет и удивляешься, как можно было раньше закрывать на всё это глаза, прикрываясь какими-то дурацкими правилами, придуманными не тобой и не для тебя.
Так странно знать, что о тебе заботятся, что тебя любят, что тебя ждут... что тебя пнут, если начнёшь скатываться в истерику, растолкуют все причины и следствия, смешают с дерьмом, а потом вытянут из него, обмоют, погладят по головке и скажут, что вот так делать больше не надо, а то "родители" будут волноваться.
Состояние грудного ребёнка. Матушка, которая не оставляет попыток вытащить меня из тела и отправить ночевать к "отцу", "отец", с которым договориться, кажется, куда проще, чем с матушкой, особенно когда она впадает во властные ипостаси."Старший брат", чьи нежные тёплые руки оставляют нефиговые такие синячищи ("Надеюсь, у тебя хоть что-нибудь болит так, как болят мои предплечья!"). Вампир, которого мне так и не довелось узреть дома ("А <имя вампира> мы так и не видели" - "<моё имя> что, экзорцизм читала?"), мерзкая батарейка, на которую уже все хотят прочитать экзорцизм, но не уверены, что сработает...
Жизнь становится пекрасной, стоит лишь найти свой путь и начать смотреть на всё своими глазами.