Без заголовка 2725

Имя розы"
(Умберто Эко)
"Когда Бог засмеялся, родились семь божеств на управление миром;
когда захохотал, стал свет;
когда снова захохотал, стала вода,
а на седьмой день Божьего смеха стала душа..."

Однажды в Эдемском саду случился пожар. Крошечный совсем пожарчик, и пяти минут не прошло, а уже затушили его амброзией с фимиамами. Но одна кошка как раз за райской птичкой понарошку охотилась и в самой середине пламени очутилась. Поскольку огонь был божественный, то саму ее не опалило, а вот шерсть исчезла в один миг. Оттого что предназначение такого огня - открывать самую суть существующего.
Ничегошеньки не почувствовав, одного лишь общего переполоха испугавшись, кошка в райские кущи забилась. А когда успокоилась и собралась по кошачьему обыкновению шерстку почистить, тут вдруг полную свою наготу и обнаружила. Сперва подумала кошка, что мерещится ей. С кем не бывает, если дыма кадильного наглотаться да нанюхаться. Зажмурилась она покрепче, пересчитала всех райских мышек поименно. Вздохнула поглубже и снова глаза открыла, в надежде, что увидит себя пушистой, как прежде. Но толи она мышку какую вниманием обошла, толи еще какое упущение случилось, а только шерсти своей она не увидела. Словно и не было ее никогда.
Кошка эта, по причине резвости своей и любопытства неуемного, и прежде во всякие истории попасть горазда была, но голой бывать ей еще не приходилось. И так случившееся ее потрясло и поразило, что трое райских суток под кущами дрожала, ни жива, ни мертва. А на четвертое утро, испугом райского обитателя удивленный, извлек ее оттуда полосатый кошачий архангел Михаил. Как увидел - райским мышиным хвостиком поперхнулся и поскорее на суд самому Господу представил.
Господь, чудо такое увидев, от улыбки не удержался. Но, видя кошачий трепет и смущение, поторопился историю разобрать...
Со слов кошачьих истину обнаружив, тут же по справедливости рассудил - что хоть кошка с виду стыд и потеряла, но душа у нее осталась прежняя, ангельская.
Однако же, в Эдеме оставить ее уже не возможно, из опасений ,что и все прочие коты и кошки захотят на нее походить и по новой моде шерсть скинуть. Надо заметить, что к этому моменту известие о случившемся уже половиной жителей сада Эдемского обсуждалось. И кое-кто среди кошек действительно стал подумывать и себе в райский огонь прыгнуть, чтобы пребывание в климате тропическом облегчить.
Потому, велел Господь кошку с облаков на землю спустить. Зная, что люди на всякие чудеса странные падки, значит и судьба ее сложится в любви и неге.
А чтобы не больно зазнавалась от собственной исключительности, наказал потомкам ее рождаться то голыми, то не очень, а то и вовсе кошками обыкновенными. Так и сделалось.
Вот только пока ангелы кошку с облаков спускали, нежная ее шкурка от тяжести набитого на дорожку райскими вкусностями животика растянулась. И не гладко лежать стала, как прежде, а все складочками и морщинками. Глаза кошки так и остались неземными, потому говорят - ни у одной другой породы кошек глаз таких нет. А пальчики на лапах длинные оттого, что кошка, пока с неба спускалась, все тянулась на память звездочку прихватить...