Мы все теперь исламские банкиры

 (392x265, 63Kb)
Посетители исламской финансовой конференции не могли не заметить, как этот инвестиционный класс набирает обороты. Около 1.5 млрд. правоверных, разбросанных по всему миру, нуждаются в способе пользоваться банковскими услугами и инвестировать, не нарушая при этом закон шариата, который запрещает им получать или платить проценты по кредитам и депозитам. Сейчас активно создается целая инфраструктура, призванная облегчить жизнь таким состоятельным клиентам, как нефтяные магнаты Персидского залива/ Но разве эта индустрия не подвергается пиратским налетам со стороны Банка Японии, ФРС и других Центробанков, которые вынуждены предлагать беспроцентные займы? Как едкко подметил Президент США Ричард Никсон, а, вслед за ним и Милтон Фридман в 1971 году: "Все мы теперь Кейнсианцы". А к 2009 году мы все можем статье еще и исламскими банкирами.

Странное, но вполне уместное сравнение. Исламская банковская система - это скорее инструмент, при помощи которого определенная группа лиц получает доступ к денежным средствам. Суть же политики нулевой процентной ставки заключается в предоставлении денег всем желающим любыми доступными способами. О том, что политика понижения ставок быстро завоевывает популярность, можно говорить долго. Она перестала быть уникальным аспектом узкого круга транзакций и утратила свой статус банковской новинки, став, уже нормой. Вот этот-то и пугает/ Учетная ставка Японии на сегодняшний день находится на уровне 0.3% и, в ближайшие месяцы, вероятно, приблизится к нулю. Ставка по федеральным фондам в США составляет 1% и, вероятно, уже сегодня, будет снижена. В Великобритании ставка 2%, в Канаде 2.25%, а в Еврозоне 2.5%. По мере усугубления мирового экономического кризиса, эти и многие другие ставки продолжат свое падение.

Количественное ослабление.

Согласно исламским законам, взимание процента, или, по-арабски, "риба", является несправедливой эксплуатацией. Этот постулат не имеет ничего общего с японской политикой нулевой процентной ставки, ZIRP. Банк Японии никогда не претендовал на стремление к социально-экономической справедливости, равенству и братству. Но добился он именно этого. Упразднив понятие стоимости заемных средств, и реализуя политику "количественного ослабления", Банк Японии внес свою лепту в дело социальной справедливости и стабильности. Нация в 127 млн. человек гордится своим японским способом ведения бизнеса и поддержания равенства. Теперь той же дорогой и по тем же причинам следует и ФРС. После беспрецедентного шквала антикризисных программ, направленных на ослабление кредитного кризиса, самого сурового за последние 70 лет, ФРС перешла к японоподобному количественному ослаблению. Но уровень ставок - еще не все! Куда интереснее массы ликвидности, вливаемой ФРС в финансовую систему.

Бернанке-сан

Не удивительно, что такие экономисты, как Майкл Фероли из JPMorgan Chase & Co.в Нью-Йорке теперь называет председателя ФРС не иначе как Бернанке-сан. Некоторые обеспокоены тем, что цена будет несоразмерно высока. "Проблема в том, что ZIRP провоцирует неэффективное распределение ресурсов, что и произошло в Японии", - отмечает Бенджамин Педли из LGT Investment Management Ltd. в Гонконге. Он полагает, что важнее следовать модели государственного субсидирования, разработанной Кейнсом. Кроме того, центральные банки должны покупать собственные облигации, а не полагаться исключительно на процентные ставки. "Не думаю, что нулевая ставка многое изменит для реальной экономики, по сравнению, скажем с 1% или 2%", - отметил Педли. Лучше остановиться, не доходя до нуля, а затем испльзовать другие инструменты политики, чтобы исправить ситуацию, и нормализовать ставки, как можно быстрее.

Большой потенциал

Банк Японии никогда не был настолько независимым, чтобы поднять ставку от нулевого уровня. Лучшее, что он мог сделать - повысить их на 0.5%. Политики привыкли к легким деньгам. В этом смысле рост экономики на 3% в Японии не похож на аналогичный рост в любой другой стране. Это продукт нездоровой и ненормально аккомодационной монетарной политики. ФРС необходимо избежать тех же самых граблей. И дело не в том, чтобы сократить класс быстро растущих активов. В целом, банковские активы исламского мира составляют 600-650 млрд. долларов и за последние 10 лет их годовые темпы роста составляли 10-15%. Такой рост означает, что к 2010 году они достигнут 1 трлн. долларов. Причина, по которой мы приводим эти сведения, проста. Они отражают, насколько мир озабочен возможностью приобщиться к исламским финансам. Показатели и темпы роста говорят сами за себя. Исламские банкиры хотят использовать в своих целях потенциал экономического роста Китая. "Пирог растет день ото дня", - замечают аналитики из CIMB Islamic, исламского подразделения одного и крупнейших банков Малайзии. А сейчас этот пирог станет действительно огромным, потому что крупнейшие Центробанки мира начнут предлагать кредиты под нулевой процент.

Уильям Песек
По материалам агентства Bloomberg