На ночь глядя… часть 3.

Мусорная тетя

Эта тетя очень любила мусорить. Она часто выбрасывала мусор прямо в окно, а жила она на пятом этаже. И скоро четыре нижних этажа скрылись под грудой мусора. Жившие в них люди сначала ругались с тетей. Потом, когда в этой огромной помойке уже нечем было дышать и люди не могли выйти из дома - молили ее и плакали. Но ничего не помогало.

В конце концов, дышать людям уже совсем было не возможно, и они стали приспосабливаться, перестраивая свой организм. Они не могли высунуть голову из огромной мусорной кучи, поэтому стали вытягивать руки, попутно учась дышать уже не кислородом и питаться не человеческой едой.

Скоро их руки вытянулись над кучей сплошным лесом и зашелестели тысячами позеленевших пальцев. А ноги жителей нижних этажей вгрызались в почву, так же удлиняясь.

Как-то раз мусорная тетя проснулась, потому что было темно.
- Странно, - удивилась вслух тетя.

Ведь до ее окон не дорастало ни одно дерево, да и деревьев давно уже рядом не было - они все засохли, когда вместо травы землю стал покрывать мусор.
И, тем не менее, дом окружала непроходимая чаща.

- А, ладно, ерунда, - сказала тетя и пошла на кухню жарить яичницу.
Когда она уже доедала свой завтрак, оконное стекло разбилось, пробившейся во-внутрь ее квартиры веткой, которая что-то такое напоминала тете, но что - тетя не могла вспомнить.

- Тьфу на тебя! - недовольно сказала тетя, но тут вдруг почувствовала, что весь дом трещит по швам, корежится и рушится.

Схлопывались квартиры, горько звеня разбивающимися окнами. Тут тетя испугалась. Она побежала к окну, надеясь выскочить на появившиеся деревья. Но те уже плотной стеной прижимались к дому, не оставляя даже щелочки.

Тетя закричала и стала звать на помощь соседей.
- Не зови, - мрачно сказала ветка, пробираясь глубже в комнату.

И тетя узнала в ней своего соседа, этажом ниже. Всего неделю тому назад она руга-лась с ним, и еще подумала, что он как-то странно удлинился.
Тут вылетели двери из ванной и из кухни - сквозь них лезли ветки, пробравшиеся в квартиру по вентиляции.

Тетя истошно завизжала, зажимаясь в самый дальний угол квартиры. Она схватила нож и попыталась им отбиться, но ветки быстро отобрали его. Через семь минут ветки заросли всю квартиру. Тетя громко раскаивалась, но никто ее не слушал. Ветки доросли до нее и, не смотря на отчаянное сопротивление, проросли сквозь ее тело.

Однако тетя осталась жива, хоть и сама была этому не рада - она висела внутри этого гигантского сообщества деревьев, прораставших друг через друга, и терпела невыносимую муку. Ветви проросли в нее, давая питание ее телу.
Затем что-то громко хрустнуло внизу - это древо-сообщество пожирало последние куски дома, превращенного в пыль.

Всюду вокруг в ветвях и стволах мусорная тетя к своему ужасу узнавала соседей.

Вырвавшись на свободу сообщество распалось на отдельные деревья и разбрелось по пустырям. А в одном из самых больших и толстых деревьев так и осталась тетя, пронзенная ветвями и корнями. Почувствовав, что деревья разбредаются, она вновь стала причитать в своем узилище и взывать о помощи из его чрева - но никто, разумеется, ее не слышал.

В конце концов, дереву это надоело, и оно так стиснуло тетю своим нутром, что та потеряла возможность шуметь. Хотя от ее присутствия дерево все равно слегка мутило. Оно долго бродило по пустырям, но так и не нашло себе окончательного места.
Так и осталось бродячим.