На поводке. сиквелл к Россыпь различий.

На поводке
Автор: Лейана
Фандом: Bleach!
Жанр: э-э-э... флафф с элементами агнста *подносит пистолет к виску*
Персонажи: Кира/Ичимару (подразумевается) и так, пробегали люди...
Рейтинг: PG
Предупреждение: по-прежнему ставлю ООС

- И что теперь?
- Не знаю, - Ичимару, пожав плечами, спрыгнул со стола. Кира спокойно поправил стопки бумаг и вновь сложил руки перед собой. Бывший капитан третьего отряда прогулялся по кабинету, зачем-то потрогал стену и, вернувшись к капитану нынешнему, сел напротив. Выдержав паузу, он спросил – непонятно, то ли в насмешку, то ли всерьез:
- Возьмешь меня лейтенантом?
Кира удивленно изогнул бровь:
- Смеешься?
- Нет, - ухмылка Гина не говорила ни о чем. И в то же время говорила о многом – Изуру прекрасно умел различать нюансы настроений и смыслов, которые Ичимару вкладывал в свои гримасы.
- Не могу, даже если бы захотел, - он подкрепил слова легким покачиванием головы. – За мной следят до сих пор, хотя я уже капитан. Представь, какой «хвост» ходит за тобой. Радуйся уже тому, что тебе позволили жить без охраны.
- Какая разница, - Гин замахал руками. – Ты все равно запираешь меня в своем доме. Или таскаешь с собой в отряд – какие у них лица кислые делаются, загляденье. Ты же хуже любого надзирателя, Изуру. Мелочный, занудный…
- И очень добрый, если вспомнить, как бывший капитан со мной обошелся, - мягко прервал его Кира. – Ты можешь переселиться в казармы, но на тебя наденут ошейник – не самое лучшее украшение для «оправданного и свободного шинигами», - он так точно передразнил радостные интонации Ямамото, огласившего на суде оправдательный приговор, что Ичимару почти искренне развеселился.
- Тогда тебе придется придумать мне новую должность, - он снова взгромоздился на стол, поудобней устроился, беззастенчиво раздвинув ноги. Кира вздохнул и положил руку на жесткое колено.
- Я что-нибудь придумаю.

- Изуру, теперь ты надо мной смеешься, н-нэ? – Гин не сердился, он с искренним любопытством разглядывал приготовленную форму.
- Нисколько, - Кира развязал ленту и заново перетянул хвост, из которого было вылезла прядь.
- Ты не можешь так издеваться над своим капитаном.
- Бывшим, - ласково, но твердо поправил Изуру. – Ты просил придумать тебе должность. Так вот, я справился во втором отряде, и мне официально подтвердили, что ты не можешь занимать те места, где требуются кидо и меч. Так что – изволь. Или можешь сидеть дома и готовить.
- Ты ненормальный, - восхищенно пропел Ичимару. Кира улыбнулся еще нежнее:
- Не более, чем ты.
Гин вернул улыбку и, прихватив одежду, скрылся в крохотной комнатке, предназначенной для отдыха. Кира пометил себе, что надо сменить стоявший там диванчик на что-нибудь побольше. Или хотя бы на футон. Как Изуру уже понял, диван был чересчур узкий и очень неудобный. Его размышления прервал деликатный стук.
- Кира-тайчо? – посетитель, не дожидаясь ответа, отодвинул фусума.
- Кучики-тайчо? – удивленный Кира встал навстречу, вышел из-за стола. – Вы решили лично принести документы?
- Почти, - Кучики церемонно кивнул в знак приветствия и протянул несколько мелко исписанных листов, аккуратно скрепленных тонкой лентой. – Досье на Акутагаву. В спецотделе нет этих сведений, они не пошли дальше отряда.
- Спасибо, Кучики-тайчо, - санбантай тайчо принял бумаги, начал быстро просматривать. Третьему отряду срочно требовался новый лейтенант – прежнего, назначенного из своих бойцов, покрошили в драке с арранкарами. От него остались только кровавые лохмотья – впрочем, как от многих шинигами…
- Жаль, что я не могу забрать Ренджи, - с искренней грустью сказал Изуру, закончив чтение.
- Лейтенант с банкаем – мечта любого капитана, - вежливо согласился Кучики, присаживаясь напротив вернувшегося на свое место Киры. – Пригласите Мадараме-сан.
Изуру усмехнулся:
- Боюсь, офицер из одиннадцатого отряда – не совсем то, что нужно такому капитану, как я.
Рокубантай тайчо позволил себе легкую улыбку: после болезненного Укитаке Кира стал вторым по популярности объектом для шуток по поводу «нежных цветов в руководстве Готэя». Впрочем, Кучики лучше других знал, что это мнение ошибочно – он лично тренировал Киру, чтобы лейтенант третьего отряда достиг банкая и мог претендовать на капитанское звание. (Какой был в том интерес аристократу, Изуру так и не понял и в конце концов списал на просьбу Ямамото-сетайчо. Которая, кстати, действительно имела место быть.)
- Изуру, я выгляжу… О, Кучики-доно, здравствуйте!
Капитан шестого обернулся, и Кира заметил, что у него чуть дернулся глаз. Еще бы – Ичимару в косодэ, плотно прилегающем к телу на манер арранкарской одежды, и хакама, куда более узких, нежели стандартные, смотрелся… забавно. И, на взгляд Киры, очень интригующе.
- Ичимару-сан, заварите чай, - он очень надеялся, что ехидца не проскользнула в голос. Гин откровенно дурашливо – кажется, новая игра ему понравилась – поклонился:
- Конечно, Кира-тайчо.
Едва он вышел, Кучики спросил, пытаясь унять нервно подрагивающую бровь:
- Что это значит?
Изуру искривил губы, пытаясь изобразить улыбку – увы, из-за раздиравших его смешков и неожиданно острого чувства горечи это удалось с трудом:
- Ичимару-сан – мой секретарь. Его обязанности – растирать тушь, готовить чай… и всякие прочие мелочи… - видя, как вытягивается лицо аристократа, добавил – и жесткие нотки все-таки прорвались в голос: - В бытность мою лейтенантом тайчо доставил мне немало… приятных минут. Теперь я в некотором роде возвращаю долг.
Кучики понял, склонил голову, словно признавая, что Кира в своем праве, и тихо сказал:
- Будьте осторожны. Играть с Ичимару… довольно опасно.
- Я знаю, - Изуру убрал бумаги, чтобы можно было поставить поднос. – Пока ему нравится, ничего страшного не случится. Когда ему надоест, он сам придумает что-нибудь… остроумное…
- Ваш чай, Кира-тайчо, - Гин влетел в кабинет, сияя широчайшей улыбкой; Кучики вновь нервно дернулся, но тут же взял себя в руки и нацепил обычное каменное выражение.
- Спасибо, Ичимару-сан, - спокойно поблагодарил Кира, сдвигая к центру стола косо поставленный нерадивым «секретарем» поднос, и обратился к Кучики: - Я предлагаю назначить учения на следующую неделю.
- Почему не на эту? – тот моментально подхватил мысль. – Я считал, мы все уже решили.
- Хочу сначала посмотреть на будущего лейтенанта, - Изуру осторожно попробовал чай; оказалось вполне сносно. Ичимару из угла внимательно следил за беседующими капитанами, хитро посверкивал глазами – очевидно, замышлял какую-то пакость…

Определенно, косы Ичимару заплетать не умел. Его пальцы путались в длинных волосах Киры, которые пушились от такого обращения… зато при этом он издавал такие довольные – похожие на урчание сытого кота – звуки, что Изуру не мог лишить его последней радости – как не мог отказать себе в возможности лишний раз послушать обволакивающий, ласкающий голос Гина.
- Нэ, Изуру, дай мне ленту, - пропел Ичимару в ухо. Лента была атласная, выскальзывала – как и золотистые пряди – у него из рук, поэтому бант получился неаккуратным. Оставшийся «хвостик» походил не на изящную кисть для туши, какие выходили у самого Киры, а на метелку, причем уже много раз побывавшую в работе. Капитан вздохнул, развязал издевательское украшение, заплел заново – мягкую, объемную, чтобы не лежала под спиной, как пеньковый канат.
- Ну вот, испортил мою работу, - Гин дурашливо всплеснул руками.
- Тебе стоит поучиться этой работе, - спокойно – как и всегда при разговоре с Ичимару, иначе любая фраза превращалась в шутку – заметил Кира. – Хотя бы у Ренджи… Абараи-фукутайчо прекрасно справится со столь щекотливым занятием.
- Он, значит, и тебя учил? – алые глаза остро сверкнули у самого лица. Изуру удивился – странные нотки в голосе Гина… настораживали, по меньшей мере.
- Учил, - ответил он, а потом уже догадался, почему вдруг напряглись плечи Ичимару. – Так сказать, услуга за услугу, - Кира отдавал себе отчет в том, что бывшего капитана дразнить действительно опасно… но его словно кто-то – озорной, безрассудный – подталкивал поиграть. Кто-то, подумал он, кто все еще был обижен на беглеца.
- И какую услугу ты оказал ему? – почти прошипел Гин, привычно щурясь. Сейчас, глядя на него, Изуру понимал, почему многие сравнивали его с лисом: вытянувшийся в струнку, затаивший дыхание, он разительно напоминал приготовившегося к броску кицуне со старых гравюр. Не хватало только белых ушей да серебристого хвоста.
- Ну… как-то раз… лет сорок назад… мне пришлось учить его…
Или уши все-таки были? Вот-вот, казалось, щелкнет зубами – Кира даже готов простить был тех, на кого раньше чуть не с кулаками бросался – тех, кто неосмотрительно называл Ичимару демоном. Рука Гина смахивала на звериную лапу – сейчас когти вонзит.
- …учить его ухаживать за девушкой, - закончил Изуру и отвернулся, якобы поправляя ленту. Ичимару сидел очень близко, так что Кира уловил, как он расслабился.
- Аканна, Абарай-кун не умел такой малости? На-адо же… - он поднялся текучим движением. – Я подам чай.
Изуру проводил его взглядом. А Вы, оказывается, собственник, Ичимару-тайчо. На-адо же.

- …не верю я этому прохвосту, - глубокий, слишком взрослый голос Кучики Рукии узнавался сразу. В последнее время она все чаще посещает офис шестого отряда.
- Я тоже, - сердито ответил Ренджи. – Но Кира-то…
- Кира ему всегда верил, - оборвала его Рукия. – И даже умирая с Шинсо в спине, будет верить, что так и надо.
Изуру вздохнул. Такое мнение о нем не было для капитана третьего отряда секретом; он не винил тех, кто в нем сомневался: все же, он много лет, когда случайно, когда намеренно, добавлял детали к образу Ичимаровской верной собачки – а то и любимой игрушки.
- Ты слишком плохо о нем думаешь, - вяло попытался возразить Абарай. Кира еще раз вздохнул и раздвинул фусума.
- Не плохо, а просто неверно. Доброго утра всем… Куросаки-кун? – удивительно, как тихо может сидеть рыжий риока. Изуру даже не догадывался, что он здесь – научился скрывать рейацу?
- Привет, Кира, - устало отозвался тот. – Давно не виделись. Ты стал капитаном?
- Да, - санбантай тайчо присел рядом с Рукией. – Меня официально утвердили, когда все немного успокоилось. Во время военных действий было как-то не до того.
- Да уж, - Ичиго потер красные, словно после бессонной ночи, глаза. – Тогда даже думать некогда было… И все может начаться заново…
- Пока Айзен жив, это вполне возможно, - мрачно добавила Кучики. – Урахара все еще не определил, настоящий ли Хо Гиоку у нас в руках. Ичимару может сколько угодно заверять нас в истинности артефакта, но ему верят единицы.
Ненамеренно, но это был камень и в сторону Киры.
- Скажу вам по секрету, - он обезоруживающе улыбнулся, - я даже себе не верю. Нет, себе я не верю в первую очередь.
Неловкую паузу прервал тихий скрип седзи.
- Рукия, зайди ко мне.
- Слушаюсь, они-сама, - девушка метнулась в кабинет капитана.
- Здравствуйте, Кучики-тайчо, - Изуру вежливо встал.
- Кира-тайчо, - аристократ выглядел устало. Кажется, кадровые перестановки – как выяснил Кира, имеющие целью сохранить за Абараем прежнюю должность – отнимали немало сил. – Документы на перевод готовы, я все подписал у командующего. Можете забирать Акутагаву.
- Спасибо, - Изуру церемонно наклонил голову – при его росте это выглядело достаточно почтительно; Кучики кивнул и скрылся за дверями. Риока потер виски:
- Кира, тебе арранкар, часом, не нужен? Мне надоело нянчиться с этой дурной кошкой.
- Сам виноват, - Ренджи сложил наскоро дописанные отчеты в стопку. – Это была твоя идея – забрать его с собой из Уэко.
- Прости, Куросаки-кун, - Изуру подвинул бумаги к себе. – Мне только арранкаров в отряде не хватает для полного счастья.
Рыжий махнул рукой. Абарай принес документы, подтверждающие повышение третьего офицера, учтиво – дрессировка в исполнении Кучики-тайчо давала себя знать – подал прибор для письма. Кира склонился над бланками; объемы сейретейской бюрократии восхищали – по каждому поводу приходилось заполнять и подписывать десятки форм.
- Ренджи, мне нужна… - в приоткрытый дверной проем заглянул Шухей. - О, привет, Кира, привет, Куросаки.
- Приемная превращается в проходной двор, - проворчал лейтенант шестого отряда. – Что там у тебя?
Хисаги сел на место Рукии, сложил на стол несколько опасно шатающихся стопок. В отличие от Киры, его едва ли не в приказном порядке заставили носить хаори с длинными рукавами – свое косодэ он категорически отказывался менять на уставное. В итоге знак капитанской власти смотрелся на нем, как медицинский халат на попавшем в больницу сорванце.
- Мне нужна твоя печать на вот эти отчеты и подпись – на те, что слева. Кира, хорошо, что ты здесь, вот обещанные бумаги.
Изуру, старательно скрывая уныние, оглядел документы, которые ему предстояло нести к себе, и пожалел, что не взял с собой кого-нибудь из офицеров.
- Как там Ичимару? – неожиданно спросил Шухей. Кира пожал плечами:
- Научился готовить чай. Ичимару-сан теперь мой секретарь, - пояснил он изрядно удивленному Куросаки. – Если год испытательного срока пройдет успешно, он получит офицерское звание.
- Я вообще не понимаю, почему его оправдали, - фыркнул Ренджи.
- Нам этого не скажут, - равнодушно ответил Хисаги, глядя в сторону.
Кира украдкой глянул на него. Семпай всегда поражал его своей холодной волей, четко выверенными действиями, которые основывались не на своде бесчисленных правил, как у самого Изуру, а на внутренних понятиях, что хорошо, а что плохо. Кира прекрасно отдавал себе отчет, что не смог бы убить своего бывшего капитана – потому и остался в Сэйретее, следил за текущими делами, волнуясь за своих товарищей.
- Мне пора, - он поднялся, подхватывая бумаги. Бывшего преступника опасно было надолго оставлять в расположении отряда: от привычки шутить его не избавили ни пытки, ни суд – а последствия этих шуток могли перевернуть с ног на голову все Сообщество Душ.

- Изуру, мне скучно, - Гин бродил от стены к стене. Кира успел отвыкнуть от этой его привычки – впрочем, как и от многих других, – так что у него уже начинала кружиться голова. Интонации Ичимару ему решительно не нравились – в одном его «скучно» слышалось все, что угодно, вплоть до угрозы развлечься за счет Сэйретея.
- Ничем не могу помочь, - капитан обмакнул кисточку в тушь. Пальцы дрогнули, и на лист полетела крупная неряшливая капля.
- Мне надоело быть мальчиком на побегушках, - Гин мастерски изображал капризную девицу. Мысленно вздохнув, Изуру отложил кисть; все же, держать Ичимару на привязи было сложным занятием.
- Тебе надоела игра, которую ты вел? – мягко поинтересовался он. Ичимару склонил голову набок, блеснул глазами:
- Игра?
Кира вздохнул уже вслух.
- Да. Ты столько лет играл со своим бывшим капитаном… Поиграй немного и со мной. Отработаешь испытательный срок, получишь офицерское звание…
- У тебя же есть лейтенант, Изуру… - полувопросительно протянул Ичимару, подкрадываясь к Кире.
- Формальности можно будет уладить, - спокойно ответил тайчо. Длинные руки обвились вокруг талии, Гин, изображая преданность, заглянул в глаза, прижался щекой к плечу.
- Я поиграю с тобой, - певуче пообещал Ичимару; руки, словно живущие отдельной жизнью, сноровисто растянули оби, скользнули вниз по животу. Изуру, зачарованно наблюдая за его действиями, отодвинул тушечницу подальше от края стола. Демон, точно демон из старой легенды. Соблазнит, подумалось невольно, обманет и сбежит, махнув хвостом.
Рейацу неприятно дрогнула, когда Кира ставил кеккай, так что он добавил пару заклинаний – так, на всякий случай. Мысли текли параллельно происходящему; жизнь обещала стать еще веселее. Придется вновь и вновь изобретать игры для Ичимару. Развлекать лисицу, чтобы удержать ее на поводке.

ТВС