Небесная практика «ядерного сдерживания». Часть 2

И выход из игры даже одного ядерного игрока уже ослабил противостояние, а чернобыльская катастрофа повернула общественное мнение лицом к ядерной опасности и заставила людей Земли увидеть эту опасность воочию. Это замедлило развитие мировой атомной энергетики.

Мало кто сегодня вспоминает об этом, но еще в конце 60 х – начале 70 х годов прошлого века, когда ученые и военные стремительно рвались в глубь атомного ядра для использования ядерных технологий в военных и мирных целях, произошла целая серия катастроф и несчастных случаев. Один за одним гибли, исчезали вместе с яхтами, умирали от внезапных болезней, погибали под колесами автомобилей и в авиакатастрофах десятки ведущих специалистов в области физики высоких энергий и космических технологий. Тогда существовала реальная опасность, что на космических станциях будут использовать портативные ядерные реакторы, а в космос начнут запускать спутники с ядерным оружием на борту.

В результате этих необъяснимых смертей технологическое развитие мировой науки в этом направлении замедлилось и даже вообще остановилось. Тогда многие газеты подняли шумиху вокруг внезапных смертей ученых, предполагая, что к этому приложили руку спецслужбы противника. Однако самая тщательная проверка показала, что смерти ученых и руководителей атомных и космических проектов происходили спорадически и спецслужбы не могли к этому иметь отношения. В результате ядерное оружие не попало в космос, а атомные реакторы не стали устанавливать на космических станциях. Что бы было с нами, если бы нам на голову свалилось несколько таких станций, типа затопленного в океане «Мира», но с атомными реакторами на борту? А если бы произошла катастрофа в атмосфере при запуске ракеты, что случалось неоднократно? Не иначе как кто то невидимый уберег от такого развития сценария все человечество.

Поневоле по аналогии вспоминается Пьер Кюри, открывший атомный ларчик. В дождливый день 19 апреля 1906 года в Париже Пьер Кюри переходил улицу, поскользнулся и неожиданно оказался под колесами конного экипажа. Колесом телеги ему раздавило голову. Ученый погиб мгновенно. Трагическая гибель произошла в момент научного триумфа. Сам Кюри писал: «Что бы ни случилось, даже если расстанется душа с телом, нужно работать не покладая сил, во что бы то ни стало». Похоже на то, что одержимость работой – не всегда благо с позиций общечеловеческих интересов. Если бы Кюри трагически не погиб так рано, еще неизвестно, как обернулось бы дело. Быть может, и атомную бомбу соорудили бы намного раньше, чем ее реально соорудили. Это могло привести к безудержному использованию ядерного оружия во время Второй мировой войны со всеми вытекающими трагическими последствиями для всего человечества.

Да и ТОКАМАК – устройство для управляемого термоядерного синтеза, в котором плазма удерживается специально созданным магнитным полем, – неожиданно стал от нас далек. Хотя ученые ядерщики радужно обещали построить и дать энергию термояда еще в прошлом веке. Видно, не заладилось у них это дело. Не иначе как и в самом деле невидимые кураторы, присматривающие за нами, берегут землян от ядерного любопытства, которое может обернуться трагедией для последующих поколений. Нечего открывать атомный ларчик, который потом невозможно будет закрыть. Плазма есть на Солнце, ее нам хватит сполна; как говорится, за нее и держись.