Неизменно

Когда знаешь что умираешь, свои ощущения сложно описать и тем более передать. Чувствуешь себя рыбой в сети нирваны, сотканной из ностальгий и воспоминаний, которые искрятся в глубинах мозга. Как-то вот так. Я вернулся домой. Играл на пианино и испытывал на себе это чувство. Завтра я не проснусь. И меня не будет, будто и не было никогда. Никогда не рождался и никогда не жил. Никогда не пил и никогда не курил. И мир остаётся неизменным.
Пока я ехал домой, я чувствовал себя не так. Я чувствовал себя птицей. Это потому что я ехал немного превышая скорость, и машин на высокой дороге было мало. Я ехал один, салон был освещен, люк был открыт. Музыка играла. Машина на скорости покачивалась как яхта на волнах под бризом. Это была одна из самых приятных поездок домой. Я рассекал воздух пополам, но был неуязвим для него так же, как и для сил ветра.
День в офисе был длинным, но он был не о работе, а о том, что было за окнами. А там гуляло солнце. Начало его пути мне неизвестно, я вижу только часть всей картины, как оно появляется из-за солнечных протекторов и заходит на посадку. Этот полёт длится полдня. За это время я тысячу раз успею посмотреть в окно, и на тысячу первый - Льёт дождь! Все уже ушли, только я стою у окна во весь рост и смотрю на воду, которая как энергия… Из неоткуда… В никуда… И солнце бьет по ровным траекториям дождя! Видны только нити воды, они блестят и переливаются на солнце… Они неизменно падают вниз. На красивое дерево и на парковку, где стоит машина, которая понесёт меня домой.
Страха нет. Совсем не страшно. Немного досадно, что можешь доставить неудобства близким, очень жаль, что можешь доставить им боль. Внутренний таймер говорит о времени: «Ваш рейс отправляется через…». Осознание ценности времени не приходит к людям просто так. Как и мудрость. Нужно положить много времени на кон, чтоб стать мудрее и суметь забрать то время с наваром. Играть в эти игры нужно осторожно, многие лишь тратят всё что поставили и уходят из жизни, как из игры – ни с чем. Мне жаль, что так происходит, но, кажется, я никому не могу помочь, потому что и сам не должен оплошать.