Not review

Никому, ну просто никому из моих знакомых не нравится третья «Матрица». Особенно она не нравится тем, кто объявил первую часть главным фильмом поколения. А нам с сыном так вполне: летают, дерутся, целуются, Морфеус стал ещё толще, а кальмары — ещё кровожаднее. Нормальный такой фильм, не скучный.)))

Но главное — это, конечно, агент Смит. Верней, миллионы миллионов агентов Смитов. Глядя на их отутюженные костюмы и обаятельные челюсти, я ВДРУГ ПОНЯЛА, о чём на самом деле третья часть «Матрицы».

Кто же такой агент Смит? Он туманно идентифицирован в фильме как программа, которая вышла из-под контроля матрицы. Эта программа, задуманная как идеальный исполнитель задач матрицы, теперь пытается захватить мир. Но, заметим, она стремится не к единоличному господству. Она не хочет всех подчинить себе — она хочет сделать всех такими же. Абсолютно идентичными.

- Это мой мир, мистер Андерсен! - кричит агент Смит обессилевшему Нео, который в очередной раз поднимается из грязи и пытается двинуть агенту в зубы. Он не догадывается, что его борьба бесполезна. Ведь агент Смит — это обыкновенный менеджер среднего звена. А против них никакой избранный не поможет.

И сразу все стало на свои места: офисный стиль агента Смита, его фамилия, история его появления и его количество, растущее в геометрической прогрессии.

К третьей части режиссёры поняли, что войной людей и машин зрителя уже не удивишь. На эту тему исчерпывающе высказался душка Терминатор (тоже, кстати, парень был не без челюсти). Идея иллюзорности мира также не слишком свежая: об этом 30 лет назад написал Лем. И тогда американские парни решили поднять тему, к которой фантасты ещё не обращались.

Как известно, хорошие фантасты часто предугадывают будущее с его главными бедами. Сдается мне, братьям Вачовски не пришлось долго ломать друг другу головы в поисках новой глобальной опасности, нависшей над миром. Ведь именно Штаты подарили миру менеджера среднего звена. Эта зараза косит нации похлеще любой пневмонии, начиная не с самых нечистоплотных, а, наоборот, с самых цивилизованных. Братья выразили проблему предельно просто: не будешь бороться — станешь программой. Впрочем, став ею, жалеть об этом не будешь.

Собственно, единственный фантастический момент фильма — это победа Нео. Но мы видели, что это за победа. Братья и сами, кажется, не очень в неё верили, поэтому финал получился мутный.

Подмигнуть