Отпуск.

Через 4 часа – на работу.

Позади – 50 отпускных дней. Сейчас, когда перед глазами – чистый лист бумаги, а внутри искреннее желание восстановить приблизительный ход событий, я попробую вычленить из вереницы пробегающих в мыслях воспоминаний какие-нить наиважнейшие моменты.

 

Начало. Начало отпуска оказалось каким-то спонтанным. Думалось, проснусь в первый день – от радости закричу.. А вот  не чувствовалось ничего своеобразного. До определенного момента, о коем пойдет речь дальше. Да оно и понятно – в начале июня успела побывать на трехдневных курсах, а потому отсчет отпускного отдыха можно смело вести по возвращению с них. Общую картину отдыха курсы не испортили, поскольку организованы были у моря, в Вызу: и с погодой повезло, и с «временным» коллективом, впрочем, тоже..

 

Деревня. В деревне я чувствовала себя, как в трамвае: кто-то приезжает, кто-то уезжает, кто-то сожительствует, а потом вдруг решает исчезнуть. Даже, приложив максимум мозговых усилий, я бы не смогла вспомнить, кто из родственников, когда и сколько был рядом с нами. Папу в счет не беру – он – «старожил» - и сейчас еще в деревне.

 

Финляндия. Встретила нас крайне немилостно: ливнями и промозглостью. Готовясь к поездке почти два месяца – резервируя места на пароме, ища–находя коттеджи и прейскуранты, мы только мысленно молились на счет погоды – это единственное, что подвластно нам не было. В плане организации.

Малышка «Версо» нас не подвела, более того, убедила, что поездки на машине гораздо комфортнее, нежели на автобусе. Не без некоторых «но», но все-таки игра «Тыкни пальчиком в карту и доедь до этого места» мне, по крайней мере, пришлась по душе. Все нашли, запланированное обозрели и пополнили копилку впечатлений. По большей части они все-таки позитивны.

 

Мотор. У каждого была своя внутренняя цель перед поездкой в Суоми. Мне лично важно было попробовать себя и Ринку в новом  виде путешествий. Цели остальных путешественников, кроме папиной и Сергея, мне неведомы и могут быть мной выдуманы. Папа ехал за лодочным мотором. J Имея в арсенале несколько определенных пунктов-требований, были сделаны безуспешные попытки этот самый мотор купить на память о дождливом финском путешествии. Мы его купили, но на следующий день по возвращению на землю родную. Случайно увидели объявление – что редкость, как оказывалось ранее – и сорвались тут же за 230 км – даже обед доварить не успели.

 

Крик. Полотпуска прошло, а внутреннее отдохнутости у меня не было. Не знаю, почему. Исцеление пришло вдруг. Как-то вечером, оказавшись под бдительным оком двух забияк (в лице дочки и племянника), взяла на себя роль «преступника» и побесилась с ними до изнеможения, поиграв в рукоприкладную игру «Перехват» J

Есть у нас в доме место, где удивительная акустика – лестница на второй этаж, а над ней неверояно высокий потолок – дети там орут песни, декламируют стихи. Звучно. Так вот в разгар игры, оказавшись в нужный момент в нужном месте, мы вдруг начали друг друга перекрикивать. Это даже не крик был – ор. Поодиночке и все вместе. Что есть мочи. Где еще так поорешь? Ни в городе, ни в лесу.

И внутри меня вдруг стало как-то опустошенно тихо. И освободилось место для наслаждения отдыхом. В любую погоду.

 

Забор. За всю жизнь я еще столько не красила, а поскольку в этом году у нас в деревне было заборное строительство – папа вокруг дома и сада обновлял заборы - площадь деятельности образовалась немалая. Чувствую себя маляром J

Операция «Ромашки». Забор получился эффектным, и я, чувствуя потребность побыть дизайнером нашего участка, решила облагородить его по полной.

И отправились мы, с огромной коробкой в багажнике, на поле ромашки собирать. С корнями, разумеется..  В каких только условиях бедные ромашки не встречались – некоторые из асфальта голого росли.. «Ну, - думаю, - я вам условия поприятней организую»..  Привезли мы их немало, посадили вдоль забора.. Неплохо вышло.. К тому же и дождики пошли..

И стоят теперь ромашки подобно гербарному экспонату – высохли-таки все, не по вкусу пришлось им переселение. Нда, жаль..

 

Операция «Кострище». Имея в наличии гавань (в нашу гавань не заходят корабли! J), придумалось вдруг мне сделать кострище. Вот с этим мы справились на «отлично», и теперь ждем в награду от папы тортик, поскольку он оценил мое предложение и наше старание.

Копать лопатой глину, из которой и состоят берега нашей гавани – это, знаете ли, не просто. Мне помог, наверное, настрой и желание поработать физически, чтобы потом год, работая умственно, с упоением вспоминать «физику». Завершающим стал тачково-каменный этап: на берегу насобирали 3 тачки камней и из них выложили дно и края кострища так, что образовалась двухметровая в диметре «ваза». Не был еще положен последний камень, как пришел наш ХОЗЯИНственный папа и набросал туда ворох палок-веток-листьев, которые ждали своей участи.. Такого костра у нас на Иванов день не было – благо, на наш костер никто не отреагировал как на сигнальный огонь J Так мы вступили в «каменный» век нашего существования. Нда, камни стали символом этого лет – камнями украсили сад, сделав под яблонями нечто вроде клумбочек и выложив по кругу камнями и засадив теперь только распускающимися бархотками. Красиво получилось.

Камни понадобились еще и для

Операции «Божьи коровки» - это уже чисто развлекательное мероприятие по окраске камней в красный цвет с черными пятнышками. И теперь у нас нашествие на сад божьих коровок.

 

Книги. Люблю деревенские вечера, когда ничто – ни работа, ни ТВ, ни компутер - не в силах оторвать меня под каким-то предлогом от книги. Это лето прошло под знаком книг Колин Маккалоу. Мне понравилось.

 

Замок в Раквере. Сидя за завтраком, вдруг придумалось съездить на прогулку в замок. И поехали, замечательно там впоследствии погуляв. Главное, там замечательно можно увлечь детей.

 

Колодец. С помощью него мы решили начать в деревенском раскладе водную эпоху – своего колодца у нас никогда не было.. И воспользовались для воплощения этой, уже мечты, народным средством – поиском воды с помощью двух металлических палочек и копанием самого колодца вручную, а не с помощью техники. И потеряли 4 дня спокойствия. Копали, конечно, не сами – нанимали местных, деревенских знатоков..

Такого ужаса человеческого труда я никогда  не видела: по колено в глине, на глубине 3 и более метров, в обнимку с лопатой и ведром.. Если бы знали, что вместо одного предполагаемого дня копания  нас будут ожидать 4  и, зная, что наш сад удостоен 4-ехметровым слоем непроглядной глины, подумали бы поосновательней. Но работа была начата, и кульминацией стало проникновение на территорию сада огромного трактора: вынужденный застой в работе копателей не давал другого выхода. Огромными новомоднейшими колесами он свернул все на своем пути, смял грядки со всеми нашими луково-клубничными посадками. Стоя в двух метрах от этой «смертоносной» машины, я вдруг поняла, что сад стал уже частью меня.

В четвертый день глина разродилась, а вернее, отошли воды – и колодец наполнился живительной водой. Это был триумф. Победа.

 

Пярну. Ища разрядки после земельно-глинно-водного процесса, мы двинулись в однодневное путешествие. Снова к морю. В Пярну.

Накупались в аквапарке – на радость ребенку (я сама подобные мероприятия недолюбливаю), побродили по побережью и уютному тамошнему центру города. И к полуночи вернулись домой.

 

И вот теперь я мысленно готовлюсь к выходу на работу. Лето еще не закончилось, и мы еще немало, думаю, минут, посвятим катанию в «Версе», но такого безмятежно течения времени, как оно бывает только в деревне, вероятно, не будет.

Время покажет.