ПОРАБОЩЁННОЕ И РАСПЯТОЕ ХРИСТИАНСТВО — ОТ КУДА В ХРИСТИАНСТВЕ ЗЛО?

3340939_1105126 (183x221, 9Kb)

ОТКУДА В ХРИСТАНСТВЕ ЗЛО?

ПОСМОТРИМ ИСТОРИЮ ПРАВОСЛАВИЯ

http://www.razumei.ru/lib/article/1499

 

Иосиф Волоцкий (Иван Санин). Происходил из дворянской семьи Волоколамского княжества. Принял постриг в богатейшем Пафнутьево-Боровском монастыре у игумена Пафнутия, являвшегося учеником ученика самого Сергия Радонежского. Из-за своих крайних взглядов неоднократно переходил из монастыря в монастырь, пока не основал собственный в районе Волоколамска, впоследствии получивший название Иосифо-Волоцкий (он же Иосифо-Волоколамский) монастырь. Ввел свой строгий общежительный устав с подробной регламентацией всех сторон жизни в монастыре и беспрекословным повиновением настоятелю, власть которого была практически безграничной. Выступал за отсутствие у монахов личной собственности, но при «коллективном» монастырском владении любым имуществом, в том числе и земельными наделами. Канонизирован в 1579 г. В 2009 году по благословению патриарха Кирилла был объявлен покровителем православного предпринимательства и хозяйствования.

Основная дискуссия между нестяжателями и иосифлянами относится к двум церковным соборам, прошедшим в 1503-04 годах. На первом соборе рассматривался вопрос о монастырских землях, на втором – о борьбе с ересью. Иосифляне победили на обоих соборах, несмотря на то, что первоначально Иван III поддерживал идеи Нила Сорского.

Бороться церкви было за что. За прошедшие годы ига церковь сумела накопить большие богатства. Чингисхан в своем сборнике законов Ясса установил правило уважать и бояться всех богов, а также уважать любые религии – то есть принцип веротерпимости. Русская православная церковь получала ханские ярлыки, охранявшие неприкосновенность всех духовных лиц, церковного имущества, а также всех церковных людей (мирян, живших на церковных землях). Эти ярлыки освобождали их и от податей и пошлин. По некоторым данным, уже за второе столетие ига было основано около 150 новых монастырей. Церковь уверенно становилась одним из самых крупных землевладельцев.

Единственно, что отчасти удалось сделать заволжским старцам на втором соборе – это смягчить приговоры обвиняемым в ереси. Честно говоря, с точки зрения нашего уже более толерантного (в хорошем смысле этого слова) времени только за это им надо сказать огромное спасибо, так как их слово и молитвы не дали разгореться кострам в масштабах, сравнимых с католической инквизицией. Что вовсе не пустое предположение, а объективная реальность – по свидетельствам современников, иосифляне высоко отзывались об опыте испанской инквизиции, призывая им воспользоваться уже на нашей земле. А давайте дадим слово самому Иосифу Волоцкому, написавшему большой труд, получивший название «Просветитель»:

«Зачем же утверждать, что не подобает осуждать ни еретика, ни отступника? Ведь из сказанного понятно, что подобает не только осуждать, но и предавать лютым казням, и притом не только еретиков и отступников: и сами православные, узнавшие о еретиках или отступниках, но не предавшие их судьям, подлежат смертной казни…

Ибо так поступали пророки, праведники и благочестивые цари и во времена Ветхого Завета. Когда они видели, что кто-нибудь отступил от Господа Бога Вседержителя, то одних убивали мечом, других же поражали молитвой. Так, по молитве, Моисей приказал посечь мечом отступивших от Бога Вседержителя и поклонившихся златому тельцу. Великий среди пророков Илия сделал так, что два пятидесятника, отступившие от Господа Бога Вседержителя, были сожжены огнем божественным, а четыреста человек он посек мечом своею рукою. И Иуда Маккавей, увидев, что люди отступили от Господа Бога и поклонились идолам, повелел всех посечь мечом. И благочестивый царь Иосия так возревновал о благочестии, что не только убивал живых, прельщающих людей на отступление от Господа Бога, но и кости умерших выкопал, и сжег огнем, и пепел развеял по ветру.»

Для понимания еще более глубинных противоречий между сторонами, интересно будет привести цитату из «Ответа кирилловских старцев на послание Иосифа Волоцкого (в котором он призывал царя уничтожать еретиков), ясно высвечивающую теологическую суть этой дискуссии:

«А ведь тогда еще был Ветхий завет; нам же, в благодати Нового завета, владыка Христос открыл союз любви, чтобы брат не осуждал брата, а только бог судил грехи людей, сказав: «Не судите и не будете осуждены». А когда привели к нему женщину, схваченную за блуд, сказал милосердный судья: «Кто без греха, пусть первый бросит в нее камень». Сам же, склонив голову, написал грехи каждого из них и так отразил поднятую на убийство руку иудеев. В Судный день каждый получит от бога по своим делам. Если же ты требуешь, чтобы брат убивал согрешившего брата, то скоро дойдет и до празднования субботы, и до всего, что в Ветхом завете, что ненавистно богу…».

Фактически, здесь нестяжатели выступают защитниками мышления новозаветного, вполне откровенно и не без оснований указывая, что Иосиф Волоцкий и его круг выступают как сторонники ветхозаветных, иудейских взглядов на мир.

Защита заволжских старцев хоть и ослабила гонения, но не сумела помешать иосифлянам сжечь в Москве и Новгороде самых видных представителей «ереси жидовствующих». Сожжение как вид казни назначался исключительно за религиозные преступления, и проводился в клетках, срубах или на кострах. Первые обвиняемые в ереси жидовствующих - дьяк Волк Курицын, Димитрий Коноплев и Иван Максимов – были сожжены в деревянной клетке на льду Москвы-реки. К чести наших предков надо сказать, что к казням они действительно прибегали достаточно редко, в отличие от средневековой Европы (как-то к слову вспомнилось, что в Англии, например, так гордящейся сегодня своей демократией и толерантностью, первые путеводители по стране давали в качестве ориентиров при выборе нужного направления расставленные повсюду виселицы).

Та же участь должна была постигнуть в дальнейшем и нестяжателей, которых Иосиф Волоцкий и его последователи уже начали открыто обвинять в ереси, особенно после смерти Нила Сорского. Однако сделать это царь и сменивший его сын (Василий III) не дали - вероятно, чтобы поддержать баланс сил.

Впрочем, ради исторической правды следует обязательно сказать, что все это не шло ни в какое сравнение с тем, что происходило в это же время Западной Европе.

Победа иосифлян предопределила дальнейшее направление развития русского православия. Церковь стала на определенное (достаточно длительное) время крупнейшим землевладельцем страны и легализовала свое имущество.

Взамен церковь безоговорочно согласилась встроиться в создаваемую «вертикаль власти», что означало полную победу идеи «цезарепапизма» на Руси. Власть получила преданного сторонника в деле проведения преобразований в стране, строительства централизованного государства и оправдания любых своих действий, так как реальным институциональным критиком светских властей у нас могли выступать только власти духовные, нейтрализованные своими же решениями, принятыми на Соборе.

---------------------------------------------

Впрочем, давайте дадим слово немке-императрице Екатерине II. В 1763 году (дальше мы увидим, что этот и последующий за ним год были очень примечательными для истории русской церкви) она произнесла яркую речь о старообрядчестве и о времени правления Алексея Михайловича на общей конференции синода и сената, в которой сделала чрезвычайно интересные заявления. Тем более интересные, это было мнение человека нейтрального, неправославного по рождению.

Вообще, чтение этой речи производит сильное впечатление. Немка оказалась очень точным, жестким, верно оценивающим ситуацию политиком и замечательным полемистом. При этом очень откровенным. Часть этой речи достойна подробного цитирования, что даст нам в дальнейшем возможность понять, что же происходило с церковью уже не в царской, но императорской России.

О греческой церкви: «…внушения суетности, тщеславия и склонности греческих и киевских отцов учить и драть за ухо нашу отечественную церковь, а при этом обирать наших царей и народ, дескать, за науку, за яко бы спасительную для нас проповедь, словом - показать нам свое пред нами яко бы превосходство и нашу в них яко бы необходимость. По моему, господа сенаторы, государю Алексию Михайловичу следовало бы всех этих греческих отцов выгнать из Москвы и навсегда запретить въезд в Россию, чтобы они не имели возможности затеивать у нас смуты, а киевских отцов просто разсылать по крепостям и монастырям на смирение.»

О расколе и гонениях на старообрядцах: «Клятвы и запреты! - против чего? Против предметов не только безвинных, не только честных, богоугодных и спасительных, но даже более осмысленных и более продуманных, чем указано соборне. Телесныя озлобления и смертельныя казнения, кнут, плети, резания языков, дыбы, виски, встряски, виселицы, топоры, костры, срубы - и все это против кого? Против людей, которые желают одного: остаться верными вере и обряду отцов! Преосвященные отцы! За что вам на них так звериться и сатаниться? Есть ли у вас хотя искра, хотя призрак человеческаго чувства, совести, смысла, страха Божия и страха людского?»

О Никоне и Алексее Михайловиче: «Но не могу надивиться на царя Алексея Михайловича, надивиться его тупости, его бездушности и безсердечности. Никон и Алексей обрушились на народный протест истязаниями и смертельными казнями. Застонала русская земля от двух тиранов: “святейшаго” и “тишайшаго”…Но вот настал Никон; признаюсь, личность возбуждающая во мне отвращение. Счастливее бы была, если бы не слыхала о имени его. Он начал реформировать свою церковь, перестраивать ее по своему. Какия же начала вложил он в основу своих перестроек? Безусловное подчинение народа духовенству, духовенства - архипастырям, архипастырей - патриархам. Подчинить себе пытался Никон и государя: он хотел сделаться папой.»

О месте и роли Церкви: «Удивляюсь царю Алексею, его недальновидности: идет за Никоном, как провинившийся мальчишка за готовящимся его высечь учителем! Вот заслуга никоновской реформы пред престолом и самодержавием! Государство не могло и не должно терпеть над собой в пастырях второго великаго государя, и первый, кто об этом догадался, был сын этого Алексея. Петр Великий заменил патриарха синодом. Может быть мы этого не сделали бы, прямо говорю, ибо патриархи могли существовать; но государственная власть им не надлежит».

Не будем даже комментировать эти слова. Тот, кто прочитал нашу работу до этого места, понимает заложенный в них смысл борьбы разных идей на устройство государства. Обратим внимание на то, что Екатерина видит в Никоне не просто реформатора, но непримиримого врага института светской власти. Это, фактически, программная речь Императорского дома, в которой дается четкое и точное определение точки зрения самодержцев на церковь и ее место в государстве.

---------------------

ВЫВОД:

"ВЕТХИЙ ЗАВЕТ" И "НОВЫЙ ЗАВЕТ" ЭТО ДВЕ РАЗНЫЕ РЕЛИГИИ

ПРОТИВОПОЛОЖНЫЕ ПО СМЫСЛУ.

ЭТИ РЕЛИГИИ СМЕШАЛИ В ЕДИНОЕ

В РЕЗУЛЬТАТЕ МЫ ИМЕЕМ НЕ ХРИСТИАНСТВО, А ГИБРИД

РЕЛИГИЮ С ДВОЙНЫМИ СТАНДАРТАМИ,

ГДЕ В ОДНИХ СЛУЧАЯХ

ПРИЗЫВАЮТ К СМИРЕНИЮ, ИСПОЛЬЗУЯ ЗАПОВЕДИ "НОВОГО ЗАВЕТА",

А В ДРУГОМ СЛУЧАЕТ, ПРИЗЫВАЮТ К НАСИЛИЮ, УБИЙСТВУ НЕВЕРНЫХ ИСПОЛЬЗУЯ "ВЕТХИЙ ЗАВЕТ"

ТАКОЕ ЛЖЕ ХРИСТИАНСТВО ЭТО ВОЛК В ОВЕЧЬЕЙ ШКУРЕ,

ГДЕ ВОЛК ЭТО "ВЕТХИЙ ЗАВЕТ" С ЕГО ГЕНОЦИДОМ, НЕТЕРПИМОСТЬЮ, И НЕНАВИСТЬЮ К ИНОРОДЦАМ, И ЕРЕТИКАМ,

А ОВЕЧЬЯ ШКУРА ЭТО "НОВЫЙ ЗАВЕТ", С ЕГО СМИРЕНИЕМ, И РАВЕНСТВОМ ПЕРЕД БОГОМ.

ТО, ЧТО ПРОИЗОШЛО С ХРИСТИАНСТВОМ В ТЕХ ВЕКАХ,

ЭТО ПРАВЕЛЬНЕЕ НАЗВАТЬ - ОКУПАЦИЯ, ПРИВОТИЗАЦИЯ

ХРИСТАНСТВА ИУДЕСКОЙ РЕЛИГИЕЙ.

ТАК КАК "ВЕТХИЙ ЗАВЕТ" ЭТО РЕЛИГИЯ ЕСТЬ - "ИУДАИЗМ".

ВСЁ ЭТО ОЗНАЧАЕТ ЧТО ХРИСТИАНСТВА В ЧИСТОМ ВИДЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО НЕ ПОЛУЧИЛО

А ПОЛУЧИЛО РАСПЯТОЕ ХРИСТИАНСТВО , ВЕТХИМ ЗАВЕТОМ.

http://www.razumei.ru/lib/article/1499