ПОСЛЕДНЕЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО ПУТИНСКИХ БОГОМОЛЬЦЕВ

 Меня спрашивают: почему в Живой Книге происходящие события не отражаются своевременно? Вот и сейчас, со дня выборов в Думу прошло уже больше двух кипящих политическими страстями недель, а об этом здесь не написано до сих пор ни слова.
     Еще раз обращаю внимание читателей на то, что концепция Живой Книги репортажей всех текущих событий, даже значительных в историческом и общественно-политическом смысле, в режиме он-лайн не предусматривает. http://m-athanasios.livejournal.com/10199.html Для этого репортеров в Живом Журнале предостаточно. Протестные выступления, прокатившиеся по всей России, в интернете широко освещены и транслировать их в ЖК, повторяя многочисленные в сети посты на эту тему, нет нужды.
     Трезвый же их анализ и оценка требуют некоего ретроспективного разсмотрения, так как выводы о всяком явлении всегда вернее делать после некоторой паузы. К тому же, свое видение ситуации, сложившейся в связи с выборами в России, мы уже излагали, возможные варианты ее развития разсматривали и отношение к главным фигурантам разворачивающегося исторического действа выражали.
     Однако можно уже с уверенностью сказать, что путлеровский режим агонизирует, и ярким подтверждением этому была одна, в полном смысле этого слова, знаковая встреча
.



     Мы с о. Андреем (священником нашего исихастириона) только что вернулись из паломнического путешествия в Бари на празднование дня памяти Св. Николая и на остров Керкира поклониться Святым мощам Св. Спиридона. А сейчас ждем в Урануполи, пограничном с Афоном портовом городке, как говорится, с моря погоды. Должен утихнуть шторм, чтобы открылась навигация на Святую Гору.
     Ездили же мы к Великим Угодникам Божиим специально для того, чтобы в этот, без сомнения, судьбоносный для России момент ее истории за русский народ помолиться. А началось наше паломничество, как часто на Афоне бывает, непредвиденной и, в тоже время промыслительной встречей.
     Прибыв со Святой Горы, прежде чем отправиться в дальнюю дорогу мы зашли выпить кофе к Дафни, радушной хозяйке облюбованного русскими паломниками и монахами ресторанчика. И надо же... Только успели нам кофе принести, как заходит в ресторан очень колоритная паломническая группа. Состав в высшей степени представительный: Генеральный прокурор России Юрий Яковлевич Чайка, олигархи-дзюдоисты и путинские друзья детства Аркаша и Боря Ротенберги, известный мощевоз Костя Голощапов, костромской губернатор Игорь Слюняев (в плохой компании неплохой человек)... и ряд других не менее представительных, но мне незнакомых личностей.
     Конечно, встреча со мной их явно не порадовала. Даже смутила...
     Видно было, что покидали Афон они в отличном настроении. Уверенностью в том, что молитвы их приняты, прямо сияли их лица... Молитвенники они матерые и фартовые, — Аркаша с Борей вон уже сколько миллиардов «намолили»! — думали, очевидно, что и в этот раз удачно «отмолились» за фальшивые выборы... И надо же такому случиться — уже на самом выезде умудриться встретить меня и все себе «молитвенное настроение» подпортить! Ведь такие, на самом деле, глубокие мистики, как они, подобным приметам внимание уделяют серьезное. И оказался я на их радостном пути домой, как черная кошка перебежавшая дорогу...
     Знакомы мы, и довольно близко, уже поболе десяти лет, так как их первые посещения Святой Горы без моего участия не обходились. Тогда, хоть и вопросов к ним возникало немало, уж очень не хотелось разставаться с красивой легендой о православном президенте Вове Путене, который «чехов» будет мочить в нужниках. Но вот уже лет пять-шесть, из-за нежелания ими попадать в ситуации, когда приходится выслушивать от «одиозного монаха» обличения и всякие другие нелицеприятные вещи, эти высокопаломнические круги меня старательно избегают.
     Однако, формально, до сей поры, мы отношений наших не порывали, потому что мне они, по-христиански, за доставляемые им неприятности предъявить никогда и ничего не смогут, а я, в свою очередь, как монах, взывать к совести человеческой должен до последнего и обращения ждать обязан даже от последнего негодяя.
     А потому несколько затянувшееся молчание своим характерным баритоном нарушил генпрокурор: « Вот и самого встретили напоследок!..» И начался приветственный как быправославный ритуал. Особой радости при его выполнении высокие паломники явно не испытывали, но, каюсь, от троекратного ритуального тыкания носом в плечо со всей делегацией отказаться твердости не нашлось.
     После приветственной церемонии опять наступило тягостное молчание. На этот раз его прервал я.
     — Ну что, — говорю, — жизнь прижала — молиться приехали?
     — Нет, — отвечают, — у нас все хорошо. И мы уже с Афона уезжаем.
     — Хорошо то, что хорошо кончается.
     — Да у нас все только начинается, — попытался бодриться Аркаша.
     — Ничего подобного, — возражаю, — для вас уже все закончилось. И на Афон, думаю, приезжаете в последний раз.
     — Почему это?! — удивился генпрокурор.
     — Потому что кердык вам. И для американцев вы — отработанный материал, и русский народ вас ненавидит.
     — За что? — закричали хором.
     — За то, что жрать нельзя в одну харю.
     Все тут загалдели и самое смешное в этом галдеже было разслышать про пресловутое «раскачивание лодки». (Сурковская пропаганда, оказывается, еще на кого-то действует!) Потом кто-то про то, что не по-православному зла желать людям, заговорил. На это я ответил, что зла им не хочу, напротив, чтобы не постигла их плачевная участь пожелаю в разум истины прийти и о русском народе подумать.
     — Так ты помолись, — говорят, — отец, чтобы не случилось такого.
     — А вот молиться за это не буду. Помолюсь лучше, чтобы все-таки жахнули вас. Но так как люди мы православные, а потому не кровожадные, смерти вашей не желаю. И потому буду молиться, чтобы жахнули вас не наглухо, а так, чтобы в себя пришли и осознали, что не вашей это меры такой великой страной рулить.
     И тут слышу:
     — А не боишься, что тебя самого жахнут?! — это Боря Ротенберг сгеройствовал.
     — Чего? — говорю, — ты что ли угрожать мне будешь? Нам монахам афонским бояться нечего. Нас Матерь Божия защищает. А попустит в ваши лапы попасть — потерпим, хоть и знаем, что тяжело будет. Руку мне, монаху (!), менты ваши еще весной так открутили, что до сих пор перекреститься с трудом получается.
     — Где, кто, за что? — сразу проявились профессиональные навыки Чайки.
     — Довелось возле митинга «наших», вернее «ваших» случайно оказаться. Но хоть и досталось мне, зато от души в морды начальства полицайского наплевался.
     Их недоумение по этому поводу я разрешать не стал, а лишь махнул на них рукой и удалились мы отцом Андреем во своя си.

     Признаюсь, мне нелегко было эту неслучайную встречу в Живой Книге описывать. Даже не столько потому, что знаю какой змеиный клубок сейчас разшевелил. Просто о конфликте, участником которого являешься сам, да и, вообще, о себе самом писать трудно и для души не полезно. Но это необходимо было сделать. И все, кому я об этом примечательном случае успел разсказать, меня об этом просили.
     Во-первых, для того, чтобы развеять миф о православности Путина и его окружения, а также о том, что афонские старцы их благословляют. Эту тему реанимируют сейчас после встречи Путина с ватопедским игуменом Ефремом во время приезда в Россию Αγια Ζωνη — Пояса Божией Матери.
     Так вот, по словам о. Андрея, непосредственного очевидца всего вышеописанного, путинскому окружению на их молитвы Матерь Божия через меня, грешного, конкретно ответила. И это его предположение, несмотря на осознание своей собственной греховности и недостоинства, а также без всякого о себе высокого мнения, вполне допускаю. Надо же было через кого-то обличить эту камарилью — Господь и через валаамскую ослицу говорил. Просто я оказался в нужное время и в нужном месте.
     Во-вторых, необходимо показать такое к ним без «страха иудейскаго» отношение для поднятия русского духа. Русские люди должны убедиться в том, что власть в России узурпировала кучка даже не жуликов и воров, — это определение для них слишком благородно, — а мелких, во всех смыслах этого слова, никчемных людишек с ненасытным, как у всех дегенератов, аппетитом и неуемными амбициями. Никакие они не крутые, а просто банда бывших питерских фарцовщиков, сутенеров и конторско-ментовских рэкитеров.
     А потому нужно просто-напросто стряхнуть пелену, десять с лишним лет русским глаза застилавшую, увидеть двух ничтожеств на высоких каблучках в окружении стайки крысоподобных существ и сказать им, «страх иудейский» отбросив:
     Хватит мыши, крысиное царство ваше на Руси закончилось! Аминь!