Поздняя осень

Товарищи женщины, я, оказывается, очень чутко реагирую на ранние сумерки, на мряку из миллионов капелек, висящую в воздухе, подсвеченную рыжими фонарями, светофорами, с мокрыми машинными стеклами и темными лоснящимися боками, черными лужами, поблескивающими тротуарами... что-то невыразмо романтическое, истошно порочно безумное кроется в этих длинных, обдуваемых ветром и орошаемых дождиками вечерах.

Моя писательская суть лезет вон из кожи, из свитеров с высоким горлом, из шерстяных носков и пледов, уютно шмыгая носом, писательская суть мечтательно вьется с паром от чашки чая, о которую я грею руки, которые уже чешутся, прикидывая аккорды на клавиатуре, вьется в матовые сумерки за пределами рыжего кружка опущеной настольной лампы, писательская суть просит написать роман. Душа моя вдыхает полной грудью, на улице слышно как мокро шелестят шинами машины и редкие мелкие капли ударяются о подоконник, душа потягивается, устремляясь в темноту вслед за паром, примеряя на себя непонятную ностальгическую боль любви. Что волшебного есть в дождливой поздней осени? А я знаю что - это потрясающее время чтобы быть в любви, возвращаться с кем-то или к кому-то, когда на улице все равно делать нечего забуриться в свою нору и наслаждаться друг другом.

Поздняя осень для меня это традиционное время самых ярких вдохновений, когда творческий огонь горит самым жарким пламенем. Я хочу умное эстетическое кино. Я хочу придумать и пережить на бумаге сложные любовные переживания. Я счастлива, что встречаю эту осень с любимым человеком.