Преображение Москвы после дымной атаки

И вот снова осень. По раскисшей дороге в районе подмосковной Опалихи бредет небольшая группка людей. Недалеко шумит и затихает электричка. Небольшие перелески стоят голые. Желтые листы еще держатся кое где на верхушках сырых осин и берез. Лишь сосны стоят зеленые, растопырив свои длинные иголки, словно стараясь защититься от пронизывающего северного ветра. Падают и летят листья, подхваченные ветром. Печальная картина поздней осени невольно навевает грусть. Все преходяще в этом мире.

В Москве был дым. Москва задыхалась от дыма. Но не прошло и нескольких месяцев, и уже никто не вспоминает об этом странном природном событии. Сняли Лужкова. Да и как сняли – со скандалом. Меж тем еще год назад ничто не предвещало отставку всесильного мэра. И никто из чиновников внятно не смог объяснить народу, почему сняли Лужкова. Вероятно, кончился его тренд. Ведь Лужков не хотел уходить, сопротивлялся до последнего, и поводов особых для отставки не было.

Меж тем некоторый повод все таки был – мэр Москвы отсутствовал в Москве, когда город задыхался в дыму пожаров. Вроде пустяк, но этот пустяк сработал, как говорится, на тонком плане. Вроде бы Лужков ни с того ни с сего опубликовал какой то пасквиль в «Российской газете» на нашего уважаемого президента. Вот его и уволили. Припомнили все: и миллионы Батуриной, и слишком дорого отреставрированную статую «Рабочий и колхозница», и пробки в Москве, и то, что при Лужкове Москва лишилась доброй части своего исторического наследия. Вроде и есть за что снимать Лужкова, но за это его бы никогда не сняли, если бы не написал в газетке. Обидел он президента своим отношением, а президент выразил ему недоверие. Как будто бес какой толкнул Лужкова. Ему бы сидеть тихо и помалкивать. А он, правдолюбец, высказал свое мнение, которое не совпало с президентским. На самом деле у любых событий есть иная сторона – изнанка. Случается порой то, что не должно случиться ни при каких обстоятельствах. Меж тем это случается вопреки всему и порождает причинно следственную цепочку событий, которые, цепляясь друг за друга, приводят к совершенно неожиданному результату.

Может быть, и президент не хотел снимать Лужкова. Посидел бы еще пару лет до 2012 года, а там бы ушел на заслуженный покой, в лучах славы и почета. Ан нет; вышло по другому – со скандалом. Кто первый начал – это понять трудно: Лужков или президент. Главное – результат. Знать, где то на Небесах уже определилась судьба столичного мэра. Кто то невидимый уже решил, что ему пора на заслуженный отдых. А до того 18 лет сидел – и ничем его пронять нельзя было.

Вот и окутал дым Москву совершенно негаданно нежданно. Потекли мысли населения московского града в разные стороны по улицам, по переулкам московским, по площадям. Осадили эти мысли московскую мэрию: красное красивое здание с колоннами и балконом, на котором выступал Ильич. Здание это и по сей день гордо высится напротив памятника Юрию Долгорукому с рукой указующей. Пробрались мысли вместе с дымом через щелочки, открытые форточки и двери внутрь мэрии, разбежались мысли по этажам, по кабинетам чиновников московского правительства. Собрались мысли в приемной мэра, поднатужились, да и дверь открыли тяжелую и проникли в его кабинет. Глянули мысли на кресло мэрское, а мэра в нем и нет.