Птичьий блюз.

В колонках играет - Morphine - All Wrong.
Настроение сейчас - Светлая грусть.

Вороны все как одна чёрные. Нет белых ворон. белые вороны есть может быть только где-то ещё - там где нет чёрных. Синицы тоже все одинаковые. Смотришь на них - милые такие, прыгают, крошки клюют энергичненько. Интересно. Подходишь близко, берёшь одну, разглядываешь её, она тебя тоже разглядывает испуганными глазёнками, дергается.

Синица - не журавль. Она вот она - в руке. Маленькая, слабенькая и голодная. Посадишь её в клетку - она сначала боится всего, а потом привыкает. Печеньками кормишь её, а она потихоньку и любить тебя начинает. А журавль всё там - в небе. Виден за окном иногда. Красивый, большой, грациозный. Смотришь на него да тоска берёт. Там в небе журавль красивый, а тут у меня в клеточке синичка какая-то тощая. Тьфу.

Смотришь ты на журавля да на синичку и думаешь - "По что я мучаю птичку малую? Зачем в клетке держу?" И в один прекрасный день подходишь ты к клетке, ставишь её на окно и дверцу открываешь - лети мол. А она не летит.  И не думает. Смотри на тебя глазками своими маленькими и не понимает что же ты, хозяин, хочешь от неё маленькой. Ты и подталкиваешь её и словами даёшь понять что отпустить её хочешь. А она не улетает. Ей и так лучше никогда не было. И нравится ей в клетке и лучше печенья она в жизни не пробовала ничего и любит она тебя жизни более.

Ну вот вытряхнул ты её из клетки и ушёл на журавлей смотреть, что в небе летают. А она всё сидит на подоконничке и смотрит на тебя. Долго смотрит. А потом опять слетит вниз, на землю спустится, остепенится и будет снова по двору за крошками гоняться.