Пятница, 19 мая 2006

... А что, если это даже и хуже? Подумайте: если, например, пытка; при этом страдания и раны, мука телесная, и, стало быть, все это от душевного страдания отвлекает, так что одними только ранами и мучаешься, вплоть пока умрешь. А ведь главная, самая сильная боль, может, не в ранах, а вот что вот знаешь наверно, то вот через час, потом через десять минут, потом через полминуты, потом теперь, вот сейчас - душа из тела вылетит, и что человеком уж больше не будешь, и что это уж наверно; главное то, что наверно.Вот как голову кладешь под самый нож и слышишь, как он склизнет над головой, вот эти-то четверть секунды всего и страшнее.

Убивать за убийство несоразмерно большее наказание, чем само преступление. Убийство по приговору несоразмерно ужаснее, чем убийство разбоничье. Тот, кого убивают разбойники, режут носью, в лесу, или как-нибудь, непременно еще надеется, что спасется, до самого последнего мгновения. Примеры бывали, что уж горло перерезано, а он еще надеется, или бежит, или просит. А тут всю эту последнюю надежду, с которою умирать в десять раз легче, отнимают наверно; тут приговор, и в том, что наверно не избегнешь, вся ужасная-то мука и сидит, и сильнее этой муки нет на свете. Приведите и поставьте солдата перед самой пушкой и стреляйте в него, он все еще будет надеяться, но прочтите этому самому солдату приговор наверно, и он с ума сойдет или заплачет.

(c) "Идиот" Ф.М. Достоевский
Даже и не думайте отнимать у меня надежду. Я лучше буду жить мечтой.
Нравится перечитывать книги и воспринимать их по-новому.
Нравится гулять по парку с Ленкой.
Нравится виснуть на Дедове и видеть его улыбку.
Нравится смотреть красивым мальчикам в красивые глаза.
Нравится наслаждатся началом лета.
А еще мне нравится вот это: