Ритуалы, превращающие дикие растения в культурные, нам неизвестны

Наши далекие пращуры, очевидно, умели таки расшевелить землю, пробудить в ней какие то плодоносящие силы. Воздействию подвергался как отдельный регион, так и отдельное поле. Ничто нам не мешает предполагать, что воздействовали наши предки неведомым нам способом и на геном диких растений, побуждая их стать культурными. В конце концов, найдены те дикие прототипы культурных злаков, которые мы и сегодня хорошо знаем, варево из которых уплетаем за обе щеки и сейчас. Неподалеку от пещеры Шанидар (горный Курдистан), а также в горной Эфиопии найдены останки зернотерок и жерновов. Время весьма почтенное – 11–13 тысяч лет тому назад соответственно. Чьи то «разумные» руки уже в столь далекие времена сыпали зерно в жернова, мололи его и поджаривали лепешки из муки либо на открытом огне кострищ, либо на солнцепеке. Способ этот не сильно отличался от того, коим пользуемся мы и которым пользовался, к примеру, русский крестьянин до революции.

Каким образом наши пращуры воздействовали на геном растений, заставляя увеличивать их свою силу, сладость, размер и иные нужные качества, мне неведомо. Можно предполагать, что те, кто воздействовал таким образом, были и сами семи пядей во лбу – то есть башковитыми в прямом и переносном смыслах. В прямом – имели больший объем мозга, чем мы, а в переносном – имели большее количество связей между нейронами, что обеспечивало среди прочего и экстрасенсорные способности.

По сей день сохранились у самых разных народов ритуалы плодородия, в коих можно усмотреть рудименты такого воздействия. Так, африканские племена масаев, живущие в Эфиопии, дабы обеспечить лучший урожай кофе, проводят особый ритуал. Мужчины выходят ночью в один из весенних дней и, приплясывая, пытаются совокупиться с кофейными деревьями, приговаривая: «Хотим большой урожай кофе!» Не думаю, что наши богоподобные предки таким образом улучшали породы скота или сорта зерновых или еще чего либо. В их арсенале, должно быть, были иные методы. Остается лишь сожалеть, что эти методы мы утеряли, как и большинство из нас способность воздействовать на геном растений, направляя их развитие в благоприятную сторону.

Однако ребенок до одного года способен улавливать и излучать высокочастотные сигналы, выше 20 тысяч герц. Быть может, это некий рудимент, доставшийся нам по наследству от наших богоподобных предков? По всей видимости, негативные изменения, связанные с деградацией способностей и сознания, идут весьма быстро в человеческих популяциях. Просто мы этого не замечаем из за краткости своей жизни.

Тем не менее существовали в послепотопное время, не так уж отдаленное от нас, ритуалы плодородия, когда древний жрец выходил в поле и призывал злаки взойти. Призыв этот был обращен к богам – покровителям злаков. Можно разное думать о связи времен в единую нить жизни, но и наши предки, я имею в виду предки русских людей, тоже не лаптем щи хлебали. Они владели, судя по всему, некоторыми тайными способами расшевелить отошедшую после зимнего сна землю и придать ей плодоносящую силу.

Земля, по старинному русскому поверью, не раскрывает своих недр для рождения злаков до первого весеннего грома, до выезда в Небо Перуна в его громовой колеснице. Само прибытие Перуна после зимы было событие прогнозируемое. Жрец выходил в поле, засеянное зерном, и призывал буйные ветры весенние себе в помощники. И в самом деле, начинали дуть по жреческому слову ветры сильные. Они пригоняли грозовые облака, из которых по слову жреческому на землю обрушивался первый ливень. Должно быть, с давних времен остался у русских обряд, который можно назвать «кликать дождь». Вот некая припевка, записанная этнографами в одной из деревень, коей сопровождалось это действо:

«Поливай, дождь, на бабину рожь, на дедову пшеницу, на девкин лен; поливай ведром. Дождь, дождь! Припусти! Поскорей, поскорей нас, ребят, обогрей».

Когда раздавался первый удар грома, все присутствующие во время свершения ритуального действа спешили умыться водой. Считалось, что такая вода молодит, придает здоровье и счастье.