Сказка. Весы жизни.

 

Сказка. Весы жизни.

В далёком забытом Богом селе, где всего-то 40 домов, на самой окраине, в жалкой покосившейся избушке, жил дед Михей. И было ему 100 лет.

Первые 50 лет он отчаянно прожигал свою жизнь. Был весельчак и балагур, девок любил, хмельными напитками не брезговал, на гармошке играл, народ веселил, но и до работы был охоч. А был Михей знатный кузнец. Его любимыми друзьями были молот и наковальня. Этот каждодневный хрустальный звон бодрил Дух, вливал силушку немереную, а пламя печи озаряло и грело озябшую Душу. И так они сдружились, что не заметил Михей, как пролетело времечко, и подкралась вторая половина жизни. Протёрлись от плясок башмаки, порвалась гармонь, стало пошаливать здоровье, да и кузницу закрыли за ненадобностью. И вот тут-то случился с ним переворот. Замкнулся Михей, дал себе обед молчания и начал новую жизнь.

Дальше своей избы и огорода носа не казал, а всё больше размышлял о жизни. А годы-то шли неумолимо. Люди разное поговаривали: одни говорили, что Михей умом тронулся, другие считали его глупцом, потому что не было у него ни семьи, ни детей, да и богатства не нажил. А третьи считали его мудрецом по той же причине. И стали люди к нему захаживать ради любопытства, всякий со своим интересом. Потихоньку разбрелась по селу молва, что Михей умеет здорово помогать людям. Кто-то приходил и жаловался о своей горькой судьбе, другие – совета просили. Никому не отказывал дедушка, был гостеприимный и хлебосольный, хоть и молчал, но все его понимали без слов.

Бывало, что приходила к нему разъярённая соседка, да начинала жаловаться на своего нерадивого мужа. Тогда дед Михей усаживал её на лавочку, заводил свой старенький патефон, и начинала плескаться по избе душещипательная музыка. Она разливалась по Душе, да и утихомиривала соседку, усмиряла, умиротворяла, и та уходила довольная.

Была у деда Михея одна необычная вещица, - весы. С виду весы, как весы, но на одной чаше было выбито слово ЗЛО, а на другой – ДОБРО. А ещё была у него забава: любил дедушка камушки раскладывать. Приходил к нему кто-нибудь с обидой да заботой и начинал просить наставления. А дед-то Михей молчал, но, знай себе, камушки на весы подкладывал. Радостью, добром да любовью приходили к нему соседи поделиться: женихи с невестами, матери с детишками. Дедушка внимательно выслушивал каждого, а потом кому-то пластинку заводил, а для кого-то камушки на весы раскладывал. А люди-то глядели и понимали: добро или зло они делают, и благодарили деда за разъяснения. Долгими летними вечерами, бывало, садился он на крылечко и начинал подсчитывать камушки. И если Зло или Добро перевешивало, то плохо спалось Михею, неспокойно. Тогда ложился он на тёплую печку, под голову подкладывал пару пимов, глаза закрывал и слушал музыку, которая частенько звучала у него в голове. Музыка журчала, как реченька по камушкам, переливалась разноцветьем. А дедок лежал, улыбался, наслаждался прекрасными звуками, радовался и вспоминал звон своей любимой наковальни. И так хорошо у него было на Душе, ясно, солнечно и приходил сладкий сон.

Однажды уснул он, эдак, и увидал во сне Смерть. Он и вопрошал у неё: « Скажи мне, Смертушка, когда же ты меня заберёшь к себе в твоё царство? Почитай ужо 100 годов прожил на этом свете, пора и на покой моему телу». А Смерть ему так ответила: « Заберу тебя, дедушка, когда ты отдашь самое дорогое, что у тебя есть».

Проснулся дед Михей и подумал: « Что же у меня можно забрать? Изба развалилась, скарб нехитрый, пимы – и те дырявые»… И забыл про сон.

Шло время быстро-быстро. Люди к деду приходили и уходили, а он жил своей тихой размеренной жизнью. Мало-помалу работал в огороде, а вечерами, сидя на крылечке, да любуясь на закатное небо и россыпи звёзд, пересчитывал камушки. Редко когда камушков было поровну. Но зато сладко тогда спалось дедушке, и виделись сказочные сны.

Однажды, когда за окошком была хмурая осень, накрапывал серый дождик, в дверь осторожно постучали, но дверь у Михея не запиралась на запор и всегда для любого была открыта.

И вошла в избу Любовь. На ней было невзрачненькое пальтишко, на голове ажурная вязаная шапочка, из- под которой, свисала до самых колен русая коса. Глаза голубые так и пронзили дедушку. Поклонилась она в пол, села на лавочку.

- Принесла я тебе, дедуля, медку да яблочек румяных. Кушай на здоровье.

Молчал дед Михей, но оторвать взгляда не мог от этакой красавицы. А она посидела так, посидела, да и молвила ласковым голосом: « Дедуля, подари мне весы, да и камушки отдай».

Не ожидал дед Михей такого поворота. Удивлённо нахмурил брови, задумался. Как же он сможет расстаться со своей любимой забавой? Для чего Любовь просит весы, да камушки в придачу?

И, вдруг, вспомнился ему сон, тот самый, заветный. Тогда нарушил он свой обед молчания и воскликнул в сердцах: « Слава тебе, Любовь, что ты посетила мой дом, ты моя спасительница. Я дарю тебе от всей своей Души эти весы. И камушки тоже забирай, мне больше это не понадобится».

- Дедушка, для чего же ты 50 лет молчал? – воскликнула взволнованно Любовь.

- Деточка, я учился Мудрости, а она в том, чтобы приносить радость людям и помогать им молча. А ещё я искал равновесия и обрёл Гармонию. И теперь со мной моя МУДРОСТЬ, ГАРМОНИЯ и ЛЮБОВЬ!

Девушка крепко-крепко обняла деда Михея, поцеловала его в лоб, низко-низко ему поклонилась, забрала подарки и медленно растаяла в воздухе, яко её и не было вовсе. В тот же миг изба озарилась ярким Светом. А дед Михей, кряхтя, залез на тёплую печь, лёг, закрыл глаза и стал слушать музыку сфер. Нежная улыбка озаряла его морщинистое лицо. Он был СЧАСТЛИВ!

И в это время тихонько, на цыпочках, чтобы не беспокоить деда Михея вышла из дома его благородная ДУША.