Снова, снова здравствуй…

Не говори, что нам с тобою быть вместе не судьба...

С некоторых пор я путешествую в твоем сне. Оказывается, он таит в себе множество миров. Как жаль, что ты не говорил об этом раньше... Как жаль, что тайны открываются в молчании. Я стучалась во все двери - миры, теперь они для меня открыты.

За первой дверью жили точно такие же мы, только очень далеко друг от друга, можно сказать: дальше иной галактики от нашей. Ведь когда человека не знаешь, расстояние между ним и тобою измеряется в миллионы световых лет. Да, мы были не знакомы в этом мире...

Здесь я застала себя, сидящей в каком-то ресторане. За столиком я сидела одна, вся блестящая, в элегантном платье на бретельках. Мой туманный взгляд был направлен на гору оливок, которую я разрушала, ненавистно разрушала десертной вилкой. Потом ко мне подошел какой-то мужчина (я сразу же его узнала: это тот самый вербовщик женских тел, который так часто приставал ко мне наяву). Я покорно поднялась со своего места, взяла мужчину под руку и мы удалились в неизвестном направлении...

В этом мире я попыталась найти тебя. И не смогла - тебя уже не было...

За второй дверью, я снова отыскала нас. Мы жили далеко друг от друга. Ты – на побережье тропического городка, а я – в заснеженной стране. В этом мире мы научились быть вместе. Все что нам было нужно - добраться до телефона всего двадцать, а может и тридцать раз в день и говорить, говорить:

-- Прости, я не могла приехать к тебе сейчас. Это случится, но сейчас обстоятельства крепко сковали мне руки. Потерпи.
-- Почему наша любовь только терпение и боль, а где же радость? Я хочу сочных, оранжевых красок, я хочу счастья с тобою.
-- Радость и счастье – дети любви, для этого нужно потрудится. Научись красить жизнь вокруг себя собственными руками.
-- Обещай, что приедешь, как только я раскрашу нашу будущую жизнь.
-- Обещаю. - Ответила я.

Пролетели года. Я, наконец-то, вырвалась из своего заснеженного бытия и рванулась к тебе. Все опять повторилось: в солнечном городке тебя так же не было. Я опоздала на встречу, и ты ушел в небытие. Что же осталось? Осталось жгучее в самом сердце солнце, милое побережье с твоими, еще свежими следами на песке. И пальмы, почему-то оранжевого цвета. Шли дожди, краска на пальмах поблекла, ее практически смыло водой.

Наверное, тогда у этой "меня" сердце рвалось на части. Не понимаю, почему я не умерла, а побежала в ближайшую лавку за оранжевой краской и, окатив себя этой краской с ног до головы, начала обнимать эти пальмы, как родных, не желая тратить время на кисти. От этого пальмы снова приобрели яркий, не присущий им цвет. И кто-то, в белой блузе, накинутой на смуглое тело подошел ко мне сзади и закрыл оранжевыми ладошками мне глаза:

-- Угадай кто?

Конечно же, это был ты.

Я просыпаюсь, просыпаешься и ты. Почему же только во сне ты веришь в чудеса? А говорил, что не судьба...