Сварог просит не разрывать круг

Старик умолк, вопросы у него иссякли. Умолкла и жрица. Все присутствующие стояли не шелохнувшись все время их диалога. Внезапно и совершенно неожиданно для присутствующих над самыми их головами раздался сухой и сильный удар грома. Казалось, небо треснуло. Тут же блеснула молния, озарив флуоресцентной вспышкой тайное собрание. И в тот же миг, как по команде, завыл ветер в ветвях, стали гнуться и скрипеть стволы, полетели отовсюду желтые листья. Мгновенно стало сумрачно и темно.

И вновь раздался удар грома, еще сильнее прежнего. Одновременно с ним на остывшую холодную землю хлынул дождь. Костер зашипел и стал гаснуть. Лица присутствующих исказил страх. Кто то стал суетливо озираться в поисках убежища, кто то судорожно схватил сумку, отыскивая в ней зонтик или плащ, кто то безуспешно пытался переобуться из лаптей в сапоги.

Одна лишь жрица Сварога стояла неподвижно, как каменное изваяние. Она по прежнему не отрываясь смотрела на тлеющие угольки огня и на дым, поднимающийся над костром. Рядом с ней стоял седовласый дед. Дождь хлестал по их лицам, но они не предпринимали ровно никаких усилий, чтобы защититься от обрушившихся на них так внезапно холодных струй воды. Они верили в сакральный смысл происходящего. Они стояли в оцепенении, не замечая ни грома, ни дождя, словно не в силах преодолеть ни с чем не сравнимое ощущение прикосновения к тайне. Струи воды омывали их лица. Глядя на них, казалось, что Всесильный бог Небесного Огня крестил их падающей с Неба водой.

«Сварог просит не разрывать круг», – промолвила жрица тихо, обращаясь к старику. Как эхо то же повторил старик, но уже громко, для всех: «Сварог просит не разрывать круг». – «Сварог просит… Сварог просит…» – откликнулись другие, передавая друг другу волю Сварога. Смятение сразу исчезло, и люди, бросив свои сумки и плащи, вновь взялись за руки, образовав круг, не обращая уже никакого внимания на хлеставшие их струи дождя. «Сварог просит кликнуть солнце», – тихо сказала жрица. Старик как эхо повторил и это.

Нестройный хор голосов, заглушаемый порывами ветра и шумом падающей воды, стал выводить какую то древнюю молитву песнопение. И, словно перебивая это гортанное гудение, смешанное с шумом дождя, за кликали женщины высокими резкими голосами: «Солнце! Солнце! Явись, покажись, порадуй Иванко, порадуй Варварку…» Лица присутствующих были обращены к небу. По ним стекала вода, попадавшая в раскрытые в крике рты. Чем сильнее лил дождь, тем яростнее кликали женщины Солнце, словно соревнуясь между собой: кто возьмет более высокую ноту…

И тут произошло чудо: дождь внезапно ослабел, а через минуту и вовсе прекратился. Тяжелые капли еще срывались с веток, а в небесах уже бесшумно и стремительно, повинуясь чьей то властной и невидимой воле, расходились, разбегались во все стороны тучи. Вскоре над поляной образовался просвет, и в него хлынуло бескрайнее голубое, словно омытое дождем Небо. Этот ослепительно бирюзовый просвет – эта заплата сверкающего Неба прямо на глазах росла, ширилась, подчиняясь действию неведомой силы, отгонявшей тучи к горизонту.