Своя цена 2: Честно сперли

Название: Своя цена 2: Честно сперли
Автор: Shayan
Фендом: Loveless
Пэйринг: Возлюбленные, Нелюбимые
Рейтинг: NC-17 (для всего фика)
Жанр: трава (афтара перло)
Размер: пока затрудняюсь
Статус: в нерегулярном процессе
Дисклеймер: не мое, не извлекаю
Саммари: Соби остался в Токио.
Предупреждения: толпы оригинальных персонажей, легкий бдсм. Словоблудие, дурацкий юмор, пафос, потуги на ангст. Издевательства над Соби!
От автора: Сиквел к «Своей цене».
Размещение только с разрешения автора.

Подходит шестилетний Сей к отцу, работающему за компьютером, дергает его за край рубашки и говорит:
- Папа, я знаю, что я буду делать, когда вырасту...
Отец, не отрываясь от компа:
- Что же?
- Захвачу мир, и страну истинным властелином!
- Молодец... - отец продолжает печатать, - Я сейчас занят... Иди, поговори об этом с мамой.
-Хорошо...

Midori-sama (с)

Своя цена 2: Честно сперли

Школа, где учится Аояги Рицка
Токио

- Смотри-смотри, Рицка-кун, скоро сакура зацветет! - радостно сообщила Юико. Аояги в ответ лишь пожал плечами. Тоже мне новость - на улице весна, конечно, скоро зацветет сакура! И зачем смотреть на эти мокрые голые ветки, Рицка искренне не понимал. Подумаешь, почки набухли...
Был перерыв на обед. Весной, когда случалась хорошая погода, они с Юико и Яёем выходили на улицу, дышали свежим воздухом, грелись на солнышке. Сегодня моросил дождь. Не сказать, что на улице сильно похолодало, просто было как-то противно. Мокро. Сыро. И настроения не было никакого. Хотя, быть может, настроения не было совсем по другой причине.
Рицку с утра донимали нехорошие предчувствия. Утром он открыл глаза, посмотрел в потолок и понял: что-то произойдет. Выйдет ли из себя вновь мама, придет за Рицкой очередная боевая Пара или еще что - он не знал. Чувствовал, что что-то произойдет. И ему это не нравилось. Нервировало.
Хвост сегодня не хотел сидеть на месте. Стоило отвлечься, перестать себя контролировать, и он начинал виться змеей или постукивать по ножке стула. И становилось слишком очевидно, что его обладатель нервничает. К счастью, никто в школе этого не заметил. Соби бы точно такого не пропустил.
- Рицка-кун? - послышался обиженный голос Юико.
Кажется, от слишком задумался и забыл о происходящем вокруг. Аояги посмотрел на девушку и заставил себя улыбнуться. Получилось натянуто.
- Да, - согласился он. - Скоро зацветет.
Рицка внезапно ощутил острое желание поговорить с Соби. Он взял в руки телефон, который болтался у него на шее и раскрыл. Экран приветливо засветился хрупкими бабочками. Позвонить?
Аояги некоторое время колебался, а потом нажал на кнопку вызова. Короткие гудки, и сообщение: линия занята. С кем сейчас может разговаривать Соби? Рицка почувствовал, что тревога с новой силой взвилась в нем, и заставил себя отпустить телефон и перевести взгляд в окно. На мокрые ветви сакуры с набухшими почками.
Пустое. Эти переживания пустые.

Парк. Неподалеку от школы Аояги Рицки
Токио

- Здравствуй, Соби.
Незнакомый номер. Даже не токийский. Зато знакомый голос. Очень.
- Сэймэй... - выдох. А вдохнуть невозможно. Будто воздух внезапно превратился в песок, забил грудь, и теперь не получается дышать. Так всегда, когда он слышит голос Сэймэя, своей бывшей Жертвы. Имя на шее отзывается легким покалыванием, еще не болью. И до этого скоро дойдет - Соби знает.
- Звучит так, будто ты не рад меня слышать, - Аояги смеется, и будит в Агацуме воспоминания. Когда Сэймэй так говорит с ним, становится ясно - ничего хорошего не жди. Но все же что-то в этом голосе изменилось... И Соби не мог понять, что именно.
- Я не ожидал, что ты позвонишь, - осторожно отвечает Агацума.
- Конечно. Рицу ведь ждет меня лично, не правда ли? Разъяренного, потерявшего контроль над собой. Он ждет, что я приду мстить. Ты это знаешь?
К чему скрывать?
- Знаю.
- Ты все такой же, Соби, - Агацума слышит, как Сэймэй усмехается в трубку и вздрагивает, будто ему сделали больно. Но боли почему-то нет.
- Может быть. Что ты хочешь, Сэймэй? - получается немного грубо.
- Тебя Рицу научил покорности, но не вежливости, - в голосе звучит насмешка и слабый, едва уловимый оттенок раздражения. Сэймэй стал сильнее, и опаснее, - предупреждает внутренний голос. Возлюбленный полностью владеет ситуацией, и знает об этом. Соби остается только покорно ждать. Ждать, что скажет его бывшая Жертва. - Но я позвонил не для того, чтобы поговорить с тобой о твоих личных качествах.
Еще бы.
- Я тебя слушаю, Сэймэй.
- Слушаешь? Хорошо, - Аояги, кажется, был удовлетворен. - Тогда спешу напомнить тебе, что ты до сих являешься моим Бойцом.
- Я Боец Рицки, - с губ автоматически срываются слова, и Сэймэй улавливает, что это было заклинание и усмехается в трубку.
- Временный Боец, - поправляет Аояги. - Временный. А его природный находится у меня.
- Пусть так, - покорно соглашается Агацума. Некоторые вещи неизбежны, отрицать их - нет смысла. - Но пока я с ним...
- Это ненадолго, - обещает Аояги, и Соби кажется, что его ударили. - Я хочу забрать Рицку к себе.
- Нет.
- Нет?
- Я не дам тебе этого сделать.
Короткий вздох в трубку. Когда Сэймэю нужно, он может быть прекрасным актером. Соби это знал, как никто другой.
- Ты не понял, Соби. Я твоя Жертва. И это приказ. Я хочу, чтобы ты оставил Рицку в покое.
Агацума молчал. Он просто не знал, что ему делать. А Сэймэй начал бить. Нет, не через Связь, а по-другому. По самым болезненным болевым точкам.
- Соби, - и голос Сэймэя смягчается, становится сладким, точно мед. - Ты ведь не хочешь повторения истории? Думаешь, Рицка, будет мягче с тобой, чем я?
- Рицка не такой, - упрямо возражает Соби, ему хочется в это верить, но он знает, что Сэймэй прав.
- Такой. Он просто еще не осознал, что перед ним подделка. Зато ты прекрасно замечаешь, что мой маленький братик уже начинает искать в тебе черты природного Бойца. Наверное, он говорил тебе, что ему нравятся твои очки. И ему нравится, когда ты их снимаешь и близоруко щуришься, так? - Агацума молчит, ему страшно, потому что слова Сэймэя попадают точно в цель. - И твои волосы длинноваты. Хоть и светлые... К тому же они не вьются, правда?
Соби не выдерживает, почти до хруста сжимает трубку. И кажется, что она не выдержит: корпус лопнет, и внутренности посыпятся на мокрую весеннюю землю.
- Что ты сделал с Кайдо?! - голос Агацумы резкий, почти угрожающий. Он сам в шоке от того, что смеет угрожать своей Жертве.
- Ничего, - спокойно отвечает Сэймэй. - Я о нем позабочусь, не волнуйся. И о его семье тоже. Они ни в чем не будут нуждаться.
Телефон отключается так резко, что Агацума не сразу понимает, что разговор окончен. Боец падает на колени, не заботясь о том, что испачкает светлые брюки. Конец? Соби не может в это поверить.
- Я помогу тебе, Рицка. Я останусь с тобой. ...если ты прикажешь.

Школа, где учится Аояги Рицка
Токио

Прозвенел звонок, и класс наполнился невообразимым гамом. Гремели стулья, радостно шумели одноклассники. Шинономэ-сэнсэй старалась объяснить суть домашнего задания, но ее тихий голос тонул в криках и топоте. Прозвенел звонок, и ее уже никто не слушал. Рицка, впрочем, тоже. Он спокойно поднялся и принялся собирать учебники в сумку. Нужно сегодня зайти в библиотеку и сдать книги. Интересно, а Соби его уже ждет? Рицка посмотрел в окно. Дождь вроде прекратился. Хорошо, хоть Бойцу не придется мокнуть у ворот школы...
- Ой! А почему у Юико телефон не работает? - розоволосая головная боль уставилась на экран своего телефона, надув губки.
- Юико-сан, может, нужно пополнить счет? - осторожно поинтересовался Яёй.
- Да нет же! Юико недавно проверяла баланс. Все было в порядке.
Рицка молча собирал книги. Мало ли что Юико говорить может. С нее станется проворонить баланс, а потом всех уверять, что у нее есть деньги на счету. В первый раз, что ли?
- Мой тоже не работает...
- И мой... сеть потерял...
Класс внезапно наполнился встревоженными голосами. Ни у кого не работал телефон. А если учесть, что у всех разные операторы, то вряд ли что-то случилось с вышкой...
Рицка раскрыл свой телефон и нахмурился. На экране застыло лаконичное «Поиск сети». Аояги быстро схватил сумку и выбежал в коридор, игнорируя раздражающие окрики Юико. В голове билась мысль: «Если телефоны не работают, то я не смогу позвать Соби, если вдруг на меня нападут». Рицка очень надеялся, что Боец ждет его у ворот школы.
Выбежав в коридор, Жертва прилип к окну, высматривая знакомую фигуру. Но Соби у ворот не обнаружилось. Его вообще нигде не было видно. И телефон по-прежнему не работал.
Рицке вдруг стало страшно. Он отчетливо чувствовал опасность. И не знал, что делать. Оставаться в школе? Нет, не пойдет. Надо уходить, и чем дальше, тем лучше. В место, где будут работать сотовые телефоны, и он сможет позвать Соби. Да, именно так.
- Рицка-кун? - к нему неслась улыбающаяся Юико. - Куда же ты? Мы ведь собирались после уроков пойти к Юико...
- Извини, - Аояги натянуто улыбнулся. - У меня срочные дела. Нужно бежать. Давай в другой раз, ладно?
И прежде чем, его могли остановить и засыпать градом вопросов, он бросился по коридору, к лестнице. Через главный вход выходить сейчас опасно, поэтому лучше выскользнуть через черный ход. И бежать, бежать, бежать, пока хватит дыхания.
Возле черного хода все было тихо. Никаких подозрительных личностей, которые могли бы сойти за боевую Пару. Просто одинокие прохожие. Рицка подхватил сумку, чтобы она не колотила больно по бедру, и бросился наутек. Люди провожали его удивленными взглядами.
Территорию школы Аояги покинул без проблем и побежал вперед по тротуару, обгоняя прохожих. Какая-то толстая тетка пригрозила кулаком и заругалась, когда Рицка ее чуть не сбил. Все было спокойно вокруг, и Аояги уже начинало казаться, что у него просто разыгралась паранойя, и не стоило ему так бежать, как двери черного «Мерседеса», припаркованного у тротуара, распахнулись. Рицка прибавил скорости, пытаясь быстрее пробежать «подозрительный объект», но кто-то ловко поймал его за шкирку, как нашкодившего котенка, и молча закинул в машину. Все произошло настолько быстро, что Рицка и пискнуть не успел, как дверь захлопнулась за ним.
- Добрый день, Аояги-сан.
Рицка сжался в комочек, инстинктивно отползая к выходу, но наткнулся на кого-то позади себя и испуганно вздрогнул. Обернулся, и встретился с наглой, ушастой, ухмыляющейся во все свои белоснежные тридцать два, рожей.
С переднего сиденья к ним повернулась девушка с длинными черными волосами, в темных очках.
- Йо! - улыбнулась она.
Рицка испуганно покосился на нее.
- Кто вы? - спросил он осторожно. Что-то ему подсказывало, что ему не понравится ответ, который он услышит.
- Якудза, - ответил рыжий, нагло лыбясь.
Рицка не мог на это не отреагировать.
- Что-то ты слишком мал для якудза! - покосившись на ушки.
- Ах, это! Тебе нравится, да? - он потрогал их руками. - Есть специальные клиники, мелкий, которые не просто восстанавливают ушки и хвостик. Они будут двигаться и не отпадут во время следующей «потери невинности».
Рыжий засмеялся. Рицка не ответил. Не до этих разговоров ему сейчас было. Потому что водитель завел мотор и собирался трогать.
- Отпустите меня! Немедленно! - закричал он, пытаясь перелезть через рыжего к выходу. Тот легко поймал его и усадил на место.
- Тише-тише, Аояги-сан, - произнесла девушка. - Мы ничего с тобой не сделаем. Просто отвезем в Киото к брату.
- Что? - Рицка не мог поверить своим ушам. К Сэймэю? В Киото? Это шутка?
- Да ладно тебе! - рыжий снова засмеялся, глядя на выражение лица Аояги.
- Отпустите, говорю! Никуда я не поеду! - Рицка вновь полез к двери, но на этот раз с другой стороны. На его пути оказался еще один юноша с коротким ежиком волос и холодным выражением лица. Его голубые глаза совершенно ничего не выражали. В роботе и то было больше чувств, чем в нем. Когда Рицку попытались усадить на место, он извернулся и от души укусил похитителя. Мужчина вскрикнул, и хотел уже ударить наглеца, но его рука остановилась в нескольких сантиметрах от лица мальчика. Рицка зажмурился и привычно сжался - ярость матери его многому научила.
- Молодец, милый, - девушка эффектно откинула длинную прядь за плечо. - Детей нельзя бить. К тому же Босс нас накажет, если мы ребенка покалечим.
- Отпустите меня! - вновь завел свою шарманку Рицка.
- Держи карман шире! - насмешливо отозвалась девушка.
Машина тронулась. Рицка чувствовал себя в ловушке. Соби... Соби, где же ты, когда так нужен?!
Аояги хотелось расплакаться, как маленькому. Зареветь в три ручья, но он сдержался. Он обязательно сбежит. Или пошлет весточку Соби, и тот придет и спасет. Обязательно придет и спасет, ведь он обещал.

Парк. Недалеко от школы Аояги Рицки
Токио

Соби сидел на скамейке, некрасиво сгорбившись. Вновь пошел дождь. Он намочил волосы, меховую опушку на пальто. Агацума выглядел потерянным и жалким. Как потерявшийся щенок, который вдруг оказался вне дома в плохую погоду, и теперь не знает, куда идти. Рука сжимала телефон. Рицка не отвечал. Значит - началось. Была мысль позвонить Рицу и поднять всю Школу на уши, чтобы вернуть себе свою Жертву, - уж сэнсэю он нужен, Соби это знал; но рука замерла на кнопке вызова и отказалась шевелиться.
У Агацумы не было иллюзий. Сейчас. Когда-то их насчитывалось превеликое множество. Тогда, когда его обучал Рицу-сэнсэй, учил терпеть боль, учил подчиняться, учил принадлежать. Соби думал, что Минами воспитывает себе Бойца, и однажды он напишет на нем свое Имя... Иллюзия разбилась, когда сэнсэй отдал Соби Сэймэю. Потом пришла другая. Что Сэймэй будет для него самым близким человеком, что будет приказывать, любить, позволять о себе заботиться...
«Тебе нравится оригами?» - когда прозвучал этот вопрос, разбилась еще одна иллюзия. Потому что Соби понял - Сэймэй подсознательно искал в нем свою природную Пару. И не нашел.
Сейчас иллюзий не осталось вовсе. Агацума всегда знал, что однажды ему придется отдать и Рицку. Каким бы он идеальным ни был, он - Чистый Боец, и у его Жертв есть Пары. Все, что требуется Соби - смириться.
Поэтому он не позвонил Рицу-сэнсэю. Поэтому остановился. Рицка должен быть со своим природным Бойцом. Во всяком случае, он должен сравнить Соби и его, а потом выбрать. И если, после того, как Рицка пообщается с тем, кто ему предназначен, и захочет вернуться, Соби его примет...
...Послышался звук пролетающего самолета.

Школа Снежного Рассвета
Киото

Сэймэй сидел в кресле с видом человека, больного смертельной скукой. Даже физиономия Юки Акебоно напротив не помогала. Возлюбленный и директор пытались скоротать время в меру своих возможностей, поэтому разговаривали о проблемах управления Школами и о Верховном Суде, в который они пытались протолкнуть закон о неразлучении природных боевых Пар. Они даже успели обсудить котировки акций и фондовые рынки, но время тянулось медленно.
- Аояги-кун, я считаю, что Рицку стоило везти сразу в особняк, а не в Школу, - произнес директор Снежного Рассвета.
Сэймэй равнодушно пожал плечами.
- Нет, здесь ему будет уютнее. В Акамэ большой дом, множество слуг, Нисэй... - Аояги на миг запнулся, подбирая нужные слова, - в общем, они не особо ладят. Мой Боец хоть и не хочет показывать этого, но ревнует. К тому же, я не хочу тянуть время. Рицка должен встретиться со своим природным Бойцом, как можно раньше.
- Понимаю.
Похищенного токийскими якудза Аояги Рицку уже везли в Школу из аэропорта. Осталось совсем немного времени до долгожданной встречи двух братьев.
В кабинете вновь воцарилась тишина. Сэймэй раздумывал над тем, стоит ли по новой завести разговор о котировках акций и цен на нефть, а потом решил, что не нужно. Эта тема сидела в печёнках с тех самых пор, как Аояги обнаружил, что семья Акамэ является крупным акционером нескольких известных предприятий. Нисэй, как оказалось, об этом даже и не подозревал. Он вообще семейным бизнесом не интересовался.
При мысли о Нисэе Сэймэй невольно завертел головой, пытаясь обнаружить своего Бойца. Это вошло в привычку - держать его в поле зрения. Или постоянно слышать его. Или ощущать. Да что угодно, лишь бы знать, что он находится рядом.
Рядом Нисэя не было. Вернее в кабинете. Шлялся этот непоседа где-то по территории Школы, и одному Будде (исключая, конечно, самого Акамэ) было известно, что за «важные» дела решал Боец. Да уж, если Сэймэй со скуки едва не выл, то непоседливая Пара вовсе грозила плесенью зеленой покрыться, если бы он остался здесь ожидать прибытия Жертвы Нелюбимых.
Аояги вновь взглянул на часы - иногда время так медленно шло! - и поднялся с кресла. Юки наградил его вопросительным взглядом.
- Я в уборную, - объяснил Возлюбленный. И хоть нужды в посещении этой комнаты не было никакой, зато появлялась прекрасная возможность размять ноги и скоротать пару минут, занимаясь каким-то делом.
- Конечно.
Сэймэй с достоинством покинул кабинет.
Холодная ранняя весна быстро сменилась первыми теплыми деньками. В окна светило солнце, пели довольные птички, распускались деревья, и пальто пришлось снять. Теперь, когда Аояги решил стать «большим человеком» и заняться «бизнесом» он предпочитал одеваться строго. В брюки классического покроя, рубашки, галстуки и пиджаки. И конечно, ботики. Начищенные ботинки, которые иногда так блестели на весеннем солнце, что глазам становилось больно. Конечно, это Сэймэю только казалось.
Аояги зашел в уборную и открыл кран. Сполоснув руки больше от скуки, чем от необходимости, он поднял голову и посмотрел на молодого привлекательного мужчину, отражающегося в большом зеркале. У мужчины были черные волнистые волосы, тщательно уложенные в художественном беспорядке (Аояги не хотел думать, сколько времени каждое утро занимает его укладка и сколько требует геля для волос - больной это вопрос был), раскосые фиалковые глаза, обрамленные длинными густыми ресницами, прямой нос и мягкие розовые губы. Возлюбленный прекрасно знал, что красив.
Аояги вытер руки бумажным полотенцем и, пульнув влажный шарик в мусорное ведро, педантично поправил воротник белоснежной рубашки. За последнее время Сэймэй значительно раздался в плечах, и рубашки теперь носил почти на два размера больше. Верхние пуговицы Аояги предпочитал не застегивать, если, конечно, был без галстука, и окружающие могли полюбоваться его прекрасной шеей и толстой цепочкой из белого золота, которая была подарком Нисэя. Весьма сомнительным, кстати. Ведь Акамэ привык все заказывать по каталогам... Да и со вкусом у него были некоторые... хм, проблемы.
Сэймэй бросил в зеркало последний взгляд и, развернувшись, зашагал к выходу. Возвращаться в кабинет Юки не хотелось, там время тянулось на порядок медленнее обычного, поэтому Аояги засунул руки в карманы и пошел вперед по длинному светлому коридору прогулочным шагом.
Одно из окон было открыто, и Возлюбленный не мог не остановиться возле него, чтобы вдохнуть свежий весенний воздух. Взгляд скользнул по безлюдной площадке и пустым скамейкам, на которые открывался вид из окна. Сейчас был почти полдень, и все ученики на занятиях. Так что ничего удивительного в этой тишине не было.
Боковым зрением Аояги уловил мелькнувшее белое пятно. Может, знай он, что Нисэй где-то неподалеку, Возлюбленный бы не был настолько внимательным, но привычка искать своего Бойца сделала свое дело. Иногда Сэймэю казалось, что если одеть Нисэя в камуфляж и укрыть в лесу, то он все равно его заметит. Так и тут.
Аояги переместился плотнее к окну и выглянул на улицу, так и не вынимая рук из карманов. Белое пятно оказалось ни чем иным, как Нисэем, который так и не перестал за последние полтора года их знакомства носить белые плащи. Правда, Сэймэй лично позаботился, чтобы они приходились ему по размеру и сидели, как влитые. Хотя, когда он увидел Бойца в подходящей ему одежде, едва не разрешил продолжать Акамэ выбирать себе шмотки по каталогам. Черные джинсы с заниженной талией (нет, Аояги только размер подобрал, а сами брюки выбирал ненаглядный) смотрелись на нем слишком... Короче, прекрасный живот и бедра Нисэя посторонним показывать не хотелось. Совсем не хотелось.
Сэймэй нахмурился, наблюдая за своей Парой. Нисэй с деловым видом прогуливался по асфальтированной дорожке вдоль школы. По тому как он держался, было видно, что настроение у него преотличное, и он мурлычет себе под нос очередную пошлую песенку с какого-нибудь безвкусного диска, которых у Нисэя было выше крыши. Где Боец достает эту гадость, для Аояги оставалось загадкой наряду с такими тайнами, как убийство Кеннеди и пропажа Элвиса. Акамэ хорошо шифровался, потому что знал, что не в меру мстительный Возлюбленный, обязательно разгромит магазин, где продавалась та музыка, от первых аккордов которой у него начинали ныть зубы, и Нисэю будет негде черпать вдохновение для своих пакостей.
Акамэ шел по асфальтированной дорожке и насвистывал веселую мелодию. Но, проходя мимо огороженного места с большими пластиковыми баками, проще говоря - помойки, резко затормозил и уставился туда, где люди складывают ненужные вещи. Аояги нахмурился, ему не понравилось, что его Пара засматривается на помойку. Нет, он не ревновал, просто... у Акамэ нет царя в голове, и никто не знает, что ему взбредет в голову.
Вскоре стало ясно, что Нисэю в голову взбрело именно то, чего Сэймэй боялся больше всего. Акамэ воровато огляделся - чувствовал, паршивец, что за ним следят, только понять не мог откуда; а затем принялся красться к помойке. Аояги нахмурился настолько напряженно, что у него заболел лоб. Что опять удумало это недоразумение?
А «недоразумение» явно решило Аояги Сэймэя довести до белого каленья, потому что когда Возлюбленный увидел, что его Пара полезла в помойку, у него задергался глаз. Он хотел уже отогнать Нисэя от негигиеничного места, но слова застряли у него в горле, когда Акамэ вытянул из бака что-то черное и прижал к груди. И это черное отчаянно брыкалось и пыталось извернуться, чтобы тяпнуть Нисэя за что придется. По территории Школы разносились отчаянные вопли, нарушая сонную полуденную тишину. Акамэ поступил до гениального просто – схватил черный клубок за шкирку и отвесил подзатыльник. Животное поняло, что лучше не сопротивляться, иначе одной оплеухой не обойдется, и покорно затихло. Нисэй прижал свою добычу к груди. В этот момент Сэймэй отошел от пережитого шока и возмущенно высунулся в окно, едва не вываливаясь наружу.
- Нисэй! – возмущенно заорал он. – Быстро выкинь этого кота!
Акамэ, услышав голос своей Пары, вздрогнул всем телом, и вместо приказанного только сильнее прижал бедную животинку к себе. Кот задушено запищал, сражаясь за глоток кислорода. У Аояги мелькнула мысль, что нужно будет выкинуть шмотки, которые сейчас надеты на Нисэе – после этой помойной заразы никакая стирка не поможет.
- Ну, Сэй… - заныл Акамэ. – Посмотри на него… Он же такой несчастный и худой! Его покормить надо!
Аояги посмотрел на кота. Рожу того вряд ли можно было назвать худой или несчастной, скорее наглой, хитрой и широкой. Причем на ней виднелись отметины «уличных боев», одно ухо было порвано, отчего кот имел весьма бандитский вид. Жалеть здесь было нечего, и Нисэй это прекрасно знал. Акамэ сейчас играл в игру, которая называлась: «Я тебя провоцирую, а ты меня нагибаешь». Каждый день он придумывал что-то новенькое…
- Выкинь, я сказал! – повторил Аояги, и едва не вывалился в окно, когда его плеча кто-то осторожно коснулся. Сэймэй отчаянно замахал руками, выскользнувшими из карманов, и вцепился в подоконник. Глаза его нехорошо загорелись. Кто бы ни стоял сейчас в тылу, ему очень сильно не поздоровится!
- Простите, Аояги-сан, - рыжий, смутно знакомый юноша чесал затылок, его лисьи ушки виновато прижались к голове. – Я вас звал, но…
Сэймэй дальше не слушал, потому что позади рыжего парня стояли еще трое – две девушки и юноша. Последний держал на плече странный ушастый сверток, напоминающий гусеницу – да, веревки тут явно не пожалели. Яркие фиалковые глаза смотрели так яростно, что Сэймэй грозил задымиться. Сверток задергался и что-то замычал. Говорить он нормально не мог, ибо рот его был заклеен куском серебристого скотча, именно такого, каким пленникам заклеивают рот в приличных (и не очень) гангстерских боевиках. Рицку же якудза похищали, не стоило от них ждать чего-то особенного.
- Вы что его с Токио так тащили? – глаза Аояги нехорошо сузились. Это похитителям ничего хорошего не сулило. Тем более Сэймэй был еще разозлен поведением своего Бойца.
- Ну… - рыжий вновь почесал затылок, и Возлюбленный начал подозревать, что юноше стоит помыть голову, чтобы зуд прекратился. – Мы его развязали, но он знаете… буйный?
Остальные трое, напуганные грозным видом Аояги, спешно закивали.
- Буйный? – переспросил Сэймэй, и в окно ворвался ветер, который принес с собой новые вопли кота и Нисэя, которые пытались придти к консенсусу. Аояги вновь высунулся на улицу и заорал. – Выкинь его! Иначе я за себя не ручаюсь!
Акамэ в ответ нахально ухмыльнулся, и его физиономия стала до ужаса походить на бандитскую морду кота, которого Боец держал в руках. Конечно, ведь именно этого и добивался Нисэй своим поведением.
Аояги взял себя в руки и резко повернулся к четверке похитителей и связанному брату с видом айсберга, которому на пути попался незадачливый «Титаник». Когда Сэймэй злился, он всегда становился таким. При посторонних, конечно. В одной комнате с Нисэем, все заканчивалось обычно более… горячо.
- Аояги-сама, буйный, - подтвердила девушка с пышными зелеными волосами. – Брыкается, кусается. Как бешеный, да.
Сэймэй посмотрел на связанного в гусеницу брата. Конечно, взгляд у Рицки яростный, и не сулит ничего хорошего, но вряд ли брат будет себя так вести, как говорят. И чтобы доказать свою правоту, Возлюбленный быстро преодолел расстояние от окна до Рицки и немедленно сдернул скотч со рта младшего. Аояги совсем не ожидал, что первое, что сделает брат, это с остервенением вцепится зубами в руку Возлюбленного. Похоже, у братика стресс. Перемена места и все такое…
Сэймэй стоически терпел боль, другой рукой поглаживая несчастного Рицку по голове. Брат понял, что его укусы никакого эффекта не имеют, поэтому перестал грызть Возлюбленного и истошно заорал:
- ПОМОГИТЕ!!!
Сэймэй машинально заткнул орущий рот рукой и произнес:
- Понятно. Тащите его в кабинет директора.
Перед уходом Аояги бросил прощальный взгляд из окна. Нисэя нигде не было видно. Кота – тоже. И это настораживало.

***

Нисэй появился в кабинете Акебоно как раз в тот момент, когда истошные крики Рицки пошли на убыль. Сэймэй сидел в кресле с отсутствующим видом, благополучно пропуская мимо ушей упреки брата. Рицка выговаривал ему за то, что он связался с какими-то подозрительными личностями, убежал в Киото, а потом похитил собственного брата.
А потом появился Нисэй.
Плащ, конечно, этим противным котом он испачкал. На одежде отчетливо виделись отпечатки кошачьих лап и разводы. Сэймэй едва заставил себя не скривиться, когда обнаружил это. Хотя, грязный плащ - это еще цветочки. Акамэ притащил это грязное помойное животное в кабинет.
- Привет, милый! - поздоровался он с довольной улыбкой и наклонился к Аояги, чтобы запечатлеть поцелуй. Сэймэй Бойца своего оттолкнул, решив, что не притронется к нему, пока тот не искупается в хлорке.
Кот, деловито зажатый под мышкой, беспокойно заворочался, видно придя к выводу, что настал прекрасный момент, чтобы слинять. Не тут-то было! Акамэ только усилил хватку, и животное запищало. Его большие плутовские зеленые глаза, чем-то схожие с глазами Нисэя, смотрели с ненавистью на Возлюбленного. Будто Сэймэй виноват в том, что над котом его Пара издевается!
- Я же тебе сказал, чтобы ты выкинул его, - от голоса старшего Аояги температура в кабинете значительно упала. Рицка, сидящий на диване, проникся, обнял себя руками, будто замерз, и подался глубже в кожаные объятия предмета мебели.
- Он такой несчастный... - глаза Нисэя сейчас выражали вселенскую печаль. Пытался смягчить холодного Сэймэя.
Акамэ вытащил кота из подмышки и обнял его двумя руками, прижав к груди. Аояги почувствовал, что у него задергался уголок губ. Еще немного и Возлюбленный не выдержит, и начнет операцию по освобождению кота.
Нисэй сел на диван рядом с братом Аояги и опустил свою драгоценную ношу на колени.
- Отойди от Рицки с этим! - приказал Сэймэй. Но когда его слушал Нисэй? Тот как ни в чем не бывало принялся гладить кота. Животное в отместку больно впускал когти в брюки Акамэ.
Рицка сидел тихо, украдкой поглядывая на кота. Черный облезлый хвост метался, бил Нисэя по бокам, но тот делал вид, что ничего не происходит. Сэймэй волком смотрел на свою Пару. Ох, не поздоровится кому-то дома!
Рицка несмело посмотрел на директора, потом на брата, на Нисэя, и вновь на хвост. Когда-то ему говорили, что у кошек хвост - самое чувствительное место... Что ж, проверим!
Младший Аояги подскочил и, поймав мятежную конечность, дернул за нее со всей силы. Кот истошно завопил и со всей дури впился в руку Нисэя. Нисэй завопил тоже, и разжал крепкие объятия. Кот, не будь дурак - улицы его многому научили, бросился наутек. Акамэ выматерился и последовал инстинкту Бойца, бросившись за животным следом. Что он хотел сделать с ним за истерзанную руку - никто не знал. Но скорее всего, месть будет страшной, и здоровье животинки сильно покачнется.
Дверь была прикрыта неплотно, и кот прошмыгнул в узкую щель. Нисэй расширил проход собой под аккомпанемент грохота и штукатурки, которая посыпалась всем на головы. Что-то кричал Сэймэй, но никто его не слушал.
Рицка быстро соскочил с дивана и помчался в открывшийся проход. Четверка его похитителей обнаружилась в вестибюле, но они, обескураженные кровожадным лицом Нисэя, который гнался за котом, не сразу поняли, что младший Аояги решил сделать ноги. Рицка припустил по коридору. Нужно было оторваться от преследователей и найти надежное место, чтобы переждать бурю. Потом он выберется из Школы и попробует вернуться в Токио.
- Рицка вернись! - голос Сэймэя был заглушен топотом ног. Казалось, что за Нелюбимым гонится стадо слонов, ведь от этого топота дрожали стены и стекла. Аояги это испугало, он увеличил скорость. Правда, так разогнавшись, стало здорово заносить на поворотах...
- Остановите его! - командовал Сэймэй. - Нисэй! Поймай его, это приказ!
Но Рицка тоже не зря еще в тринадцать лет прочел много умных книжек. Он был очень умным и развитым не по годам мальчиком, и понял, что, когда убегаешь, нужно сворачивать в противоположный коридор от Нисэя.
А потом прозвенел звонок. И двери аудиторий распахнулись, и ученики стали вываливать в коридоры. Рицка, как летчик ас, лавировал в толпе - помогала практика, от учителей-то часто сбегать приходилось. Зато преследователи оказались какими-то неуклюжими. Прежде чем образовалась куча-мала, Рицка успел заметить, как в толпе промелькнула та самая раздражающая рыжая и ушастая физиономия. А потом были вопли на весь коридор - преследователи врезались в толпу, и та не расступилась...
Рицка в школе ориентировался плохо, но когда увидел грузчиков в синих робах, таскавших старую мебель, скользнул вслед за ними. Как оказалось, они грузили парты и шкафы в большой фургон. Аояги понял, что это он, его шанс.
Всегда среди людей найдутся лоботрясы, которые решат перекурить, отвернувшись от машины. Рицка ловко залез в фургон и спрятался за шкафом. Теперь оставалось молиться, чтобы его никто здесь искать не стал... Или чтобы машина уехала отсюда быстрее.
Но маленькому Аояги снова повезло. Не прошло и пяти минут, как дверцу фургона закрыли, и машина тронулась.