ТРИЛОГИЯ «ФЕНИКС» ТОМ ПЕРВЫЙ! БЕССМЕРТНЫЙ ЛЕНЕНГРАДА!

Всё Официально и Авторские Права Подтверждены! И по этой Книге Будет Фильм Вся Инфа по этому на Сайте!
http://www.makosh-film.com/index1.html
ВАМ ПОНРАВИТСЯ!

Рождение легенды.
Лохматая, со всклоченной густой рыжей шерстью, лупоглазая шишимора вылезла на валун, стоящий у самой кромки воды, с единственной целью – всласть погреться на нагретом на солнце камне. Майское солнце грело слабо и шишимора долго возилась на покатом камне, пока не устроилась, удобно свернувшись клубком и засунув длинный нос с выступающими передними зубами, глубоко в шерсть.
Проснулась она оттого, что кто-то чесал ее за ушами и приговаривал:
- Кисонька, кисонька… Ты откуда здесь, кисонька?
Шишимора подняла голову и увидела перед собой молодую красивую девушку, а вокруг нее немалую толпу людей в пестрых и слишком ярких, на взгляд шишиморы, узорах.
Она села на задние лапы и почесав ручонками нос, спросила хриплым со сна голосом:
- Ты хто?
Ответом ей стал истошный визг испуганной княжны Меньшиковой. Шишимора, решив, что это какая-то новая игра, завизжала еще истошнее, чем привлекла внимание других разнаряженных в пух и прах дам, и, подпрыгнув, ловко ухватила с шеи девицы жемчужную нитку. Застежка рванулась, перлы брызнули во все стороны, шишимора закудахтала от восторга, любуясь летящими блестящими шариками.
- Чёрт! Батюшки, чёрт!
Вокруг, с визгом, разбегались княжны и боярыни, а шишимора подпрыгивала на камне и повторяла за остальными:
- Щерть! Щерть, басюшки!
Но новая игра ей скоро надоела и она юркнула в нору под камень, переждать переполох.
Когда толпа, донельзя напуганная появлением «нечистой силы», услышала плеск весел, чуть позже топот приближающегося кортежа, а затем и увидела простой кожаный возок, запряженный четырьмя гнедыми, то успокоилась, как по мановению руки – приезд царя был страшнее не то, что одного, а ста чертей.
Петр Алексеевич вышел из возка, подошел к уже начатому фундаменту Петропавловской крепости покивал головой и сказал:
- Здесь же будет явлено…
Что именно будет явлено, царь сказать не успел, как над ним пролетела золотистая роскошная птица, покружилась над толпою и плечо помазанника божия украсилось здоровенным пятном свежего птичьего помета.
- Вот ведь чертов орёл! – пробормотал Светлейший князь Меньшиков, батистовым платочком пытаясь стереть такое неподобие с плеча царя.
- Ничего, ничего, к деньгам, царь-батюшка! – весело осклабился Балакирев, царский шут, неизвестно зачем прибывший со своим господином на этот дикий остров. Пётр только недовольно отмахнулся.
В этот момент с ясного неба, оттуда, где пролетела несносная птица, медленно кружа, упало роскошное ало-золотое перо и вонзилось своим кончиком точнехонько в центр Меньшиковского парика, сделав его похожим на шлем с плюмажем.
Петр поднял руку, выдернул перо и, внимательно осмотрев, задумчиво сказал:
- Нет, это не орел был… С таким-то хвостом… Ни разу ни одного орла здесь и не видывал.
Шишимора смотрела на все это из-под камня, внимательно слушала, шевеля острыми, подвижными ушами, а потом соскучилась и уснула, свернувшись в такой хитрый узел, что стала похожа на болотную корягу.
Выспавшись под камнем, шишимора проснулась и побежала рассказывать про невиданные дива своим сестричкам, что жили под другими валунами и такого, конечно и в снах не видывали. Жемчужину, оторванную от ожерелья, она крепко сжимала в кулачке, до остальных, рассыпанных, ей дела не было. А вот то, что прилетела в их края птица-солнце, шишимора запомнила крепко.