Ураган как баран

Ветер крепчал. Из за домов, грозно клубясь, выплыли темно серые облака. Они было двинулись на юг своим привычным маршрутом. Но вдруг остановились в нерешительности и встали посреди неба, как казалось, прямо над нашим домом. Из них как то неуверенно закрапал дождь; вернее, то, что от него осталось, основная влага, надо думать, испарилась, не долетев до земли. Жарко.

Через минут пятнадцать стало ясно, почему серые облака ни на йоту не продвинулись на юг. Им навстречу из за крыши другого дома выползла темная синяя туча и, грозно урча, остановилась перед темно серыми. Между двумя лагерями небесного воинства открылся голубой колодец неба. Было странно видеть этот островок небесной синевы среди ворчащих туч, замерших в ожидании сигнала к битве.

Но вот порывисто дунул ветер. Тучи, злобно рыча, бросились друг на друга и закрутились в какой то неведомой бешеной пляске. Еще через минут десять загромыхало, заклокотало небо. Никто не хотел уступать дорогу своему противнику. Оттого образовались чудовищные водовороты и завихрения. Они постоянно освещались всполохами молний. Казалось, что Некто невидимый в вышине собрал свою паству на митинг концерт рок музыки. Публика стала завывать, призывая гром и молнии на головы тех, кто лишает их свободы. «Лучше умрем, но не отступим от своего», – слышались странные призывы, раздававшиеся с Небес. Должно быть, показалось…

Захлопали двери, задребезжали окна. Чудовищные сквозняки пронзали дома и вылетали вон, выметая из жилищ гарь и копоть, оставшуюся там после лесных пожаров. Ветер закрутил, заколыхал деревья, так что затрещали сучья. Начался ураган, о необходимости которого нам так долго рассказывали климатологи. С неба, из клокочущей бездны полились потоки света, освещая все вокруг: мокрые крыши домов, извивающиеся контуры деревьев, машины, асфальт – невиданным сиянием. По крышам пулеметной очередью забарабанил град. Ураган пришел в город.

Не будем подсчитывать сломанные деревья, порванные провода, покалеченные падением крупных веток и стволов машины, лучше спросим себя сами: неужели приход такого стихийного бедствия никак не связан с мыслями и поведением людей?