Веселая ночка

В ночь с воскреcенья на понедельник мы не спали. В одиннадцать вечера у меня вдруг сильно заболел
живот. К двум часам ночи, когда боль не только не прошла, но и усилилась, сконцентрировавшись
в правом подреберье, и начала сопровождаться тошнотой, мы созрели на поездку в emergency room -
отделение неотложной мед.помощи при одном из местных госпиталей. Там и провели последующие
одиннадцать часов: сначала всю ночь в приемной неотложки, потом все утро и первую половину дня
в палате госпиталя.

В общем, ничего страшного. У меня уже давно в желчном камни, но они годами лежали совершенно
бессимптомно - а теперь вот, наконец, решили подвигаться. Болевые схватки мне сняли. Желчный
пузырь нужно удалять - но, поскольку воспаления на данный момент нет, то удалять его на месте
не стали, велев записаться в ближайшее время к хирургу, который и назначит плановую операцию.

Полчаса езды в темноте, под ливнем, по пустынной дороге - и мы в неотложке. Единственные посетители
на тот час. Меня переодели в робу с завязочками на спине; расспросили-осмотрели; взяли пол-литра крови
на анализы; положили под капельницу с физраствором; и сняли боль - посредствием введения морфина
через капельницу. О том, что это - морфин, и что морфин из себя представляет, заранее не предупредив.
Мол, "сейчас дадим вам болеутоляющее" - и все. Поэтому, когда через несколько секунд после ввода
болеутоляющего у меня под кожей всего тела вдруг начали бегать колкие мурашки; на лицо и грудь
сел солидных размеров невидимый слон; уши заложило; а комната, вместе с медсестрой и Шпионом,
слегка потемнела и начала улетать куда-то вдаль - то я решила, что все, приехали: это у меня идет
какая-то несовместимая с жизнью аллергия на лекарство, и только бы успели откачать.
...через минут пять все эти глюки прошли. А еще через сколько-то минут прошла и боль. Медсестра
извинялась и объясняла, что - когда я испуганно хрипела ей "I feel very weird" (плюс одно недамское
ругательство) и пыталась сползти с кровати - она как раз собиралась меня начать предупреждать
о возможной первичной реакции на морфин, которая обычно намного более слабовыражена, чем
у меня; и обычно так быстро не наступает, как у меня... Но свои ощущения я запомню надолго. Бррр.

А ранним утром меня перевели в больничную палату - чтобы сделать ультразвук и, при необходимости,
прооперировать. В палату из отделения неотложки я добиралась долгими коридорами и лифтами -
сидя в инвалидном кресле, который правил медбрат. Я попыталась с ними по этому поводу поспорить -
меня на фиг не было нужно везти, я прекрасно могла сама ходить - но они остались неумолимы.
Госпитальные правила жестко требуют, чтобы пациенты по коридорам передвигались исключительно
в креслах или на каталках, вне зависимости от состояния и самочувствия пациента. С непривычки
я чувствовала себя в этом кресле идиоткой - но после пары рейдов по госпиталю начала потихоньку
привыкать к этому, как к норме...

Палата оказалась маленькой аккуратной "одиночкой". Стены выкрашены светлой краской; большое
окно выходит во внутренний двор; свои туалет-душ (на столике лежала расписка в том, что перед
моим появлением вся ванная комната была должным образом вымыта и продезинфицирована)
;
кровать с кучей кнопочек, сгибающаяся под любыми, угодными пациенту, углами; небольшой
телевизор; встроенный шкаф; столик на колесиках; и кресло-кровать для посетителей - на которой
Шпион тут же заснул.
Я тоже отключилась, но спать нам больше пятнадцати минут не дали. Начался непрерывный поток
посетителей: медсестра, снимающая и записывающая мои данные; мед. техник, что-то объясняющий
про комнату; дежурный врач, заново осматривающий меня; еще одна медсестра, спрашивающая,
нужно ли мне что-нибудь; интерн, тоже меня осматривающий, и объясняющий, что со мной сейчас
и что будет дальше; медсестра из ультразвукового отделения, везущая меня на тесты; мой ведущий
врач, обсуждающий течение и лечение болезни; еще одна медстестра, принесшая меню завтрака
и объясняющая, как его выбирать и заказывать; какая-то странная дама с бейджиком "волонтер",
допрашивающая нас со Шпионом исключительно о том, как мы с ним встретились, какие предметы
изучали в школе (мы ей наврали, что "в школе" - чтобы не пускаться в объяснения, и вообще, это
не ее дело)
, и кто из нас на кого первый обратил внимание; девушка из пищевого блока, принесшая
заказанный завтрак; снова медсестра, спрашивающая, не хочу ли я принять душ и не нужно ли мне
сменить постельное белье; больничный капеллан, интересующийся, не может ли он нам чем-нибудь
помочь (симпатичный дядька, совершенно не настаивающий ни на каких своих религиозных сервисах);
врач с результатами анализов; медсестра с бумагами на подпись и инструкциями от врача... Это я
еще пару-тройку визитов забыла.

В общем, мы выбрались оттуда в середине дня. Успокоенные, засыпающие на ходу от усталости,
и социально наобщавшиеся на месяц вперед. Счет, который за все это счастье придет, ждем
с тихим ужасом.
В госпитале оказалось вполне себе хорошо - но дома лучше :) Разве что дел из-за потерянного
дня накопилось еще больше, чем было...