Внимание, розыск.

Вчера ночью неожиданно вспомнила песню-миф.

Песня-миф — это такая песня, которую однажды услышал, мгновенно проникся и потом всю жизнь не можешь найти. В детстве у меня было несколько таких песен из кинофильмов. Взять их было совершенно негде, советская виниловая промышленность не баловала саундтреками. Разве что с Петровым и Васечкиным неожиданно удружила. Попса типа «Трёх мушкетёров» не в счёт, хотя и прекрасна.

В детстве меня плющило от песен из фильмов «Не бойся, я с тобой», «Человек-амфибия» и отдельно от песни про то, что в полях под снегом и дождём. Ну и ещё. И негде их было достать, хоть ты тресни. Так и хранила я трепетно обрывочные воспоминания о них, и были они мне дороги.

Это позже, когда стали доступны любые песни из любых кинофильмов, я убедилась, что, к примеру, Полад Бюль-Бюль Оглы не то чтобы суперский автор и исполнитель. А песня из фильма «Не покидай» - вообще редкостный идиотизм. Из тех детских только и осталась песня «Заплачет рыбачка, упав ничком», от которой меня плющит до сих пор.

Годам к 16ти большинство песен-мифов стали англоязычными. Несколько раз мелькнув в эфире очередной нелепой местной радиостанции, они пропадали навсегда — зачастую вместе с радиостанцией и неграмотными ди-джеями, не умевшими толком читать по-английски. Так, от банальной «Unchained Melody» я не могла прийти в себя пару лет, пока не посмотрела «Привидение».

Но и они потом нашлись. С появлением интернета стало отмирать само понятие песни-мифа — достаточно помнить пару строк. А жаль, очень жаль. Всё меньше в нашей жизни тайны и неопределённости, да. 

Но три песни-мифа у меня всё-таки осталось. Две ещё из детства — и обе, как ни странно, на стихи нежно любимого Роберта Бёрнса. Одна — уже упоминавшаяся песня про поля, которую я слышала на пластинке про Робин Гуда. Больше в этом исполнении этой песни не было, кажется, нигде. Все, кого я спрашивала, помнят совсем другую мелодию. А мне нужно ту. Очень нужно.

Насчет второй песни я вообще не уверена, что она существует. Кажется, я даже помню кусочек мелодии, но, может, и приснилось. Вот на этот улётный стишок:

Ты свистни, тебя не заставлю я ждать,
Пусть будут браниться отец мой и мать,

ну и далее по тексту. Никто не помнит, а?

А вот третья песня-миф и есть последняя. Она появилась в году кажется 1998 и, видимо, ей навсегда суждено остаться мифом. Звучала она на Радио-101, светлая ему память, не больше двух раз и помню я только две строки. Многолетние поиски ничего не дали. Видимо, это была какая-то местечковая команда, которую пару раз выпустили в эфир, да и забыли про неё навсегда. А может, и нет — не знаю.

А строчки из последней песни-мифа такие:

Я бы хотел умереть у тебя на груди,
Но у меня нету денег.