Ядерные торги: хранить вечно!

В конце августа 2010 года должно было произойти еще одно важное событие, о котором, впрочем, мало кто из российских граждан информирован. Американский конгресс должен был одобрить двусторонний договор номер 123 с Россией о переработанном ядерном топливе для атомных станций. Как написано в этом документе: «Стороны могут свободно ввозить на территорию друг друга отходы атомной промышленности – отработанное атомное топливо для дальнейшей переработки». Вряд ли американцы обрадуются, если мы повезем на их территорию свои атомные отходы от наших АЭС типа Чернобыльской. Очевидно, в документе в завуалированной форме идет речь о том, чтобы ввозить, естественно за большие деньги, отходы атомных американских станций на территорию России. У США много атомных станций, расположенных не только на территории США, но и по всему миру: в Таиланде, Японии, Швейцарии, Южной Корее. Всего 80 процентов мировых ядерных отходов – американская собственность. Проблема захоронений ядерных отходов стоит очень остро. Хоронить их по большому счету негде, всюду живут люди, которые начинают протестовать против опасного соседства, подстрекаемые «Гринписом» и другими экологическими организациями. У России большие незаселенные пространства в Сибири. Это искушает. Чиновники Росатома говорят, что прибыльное это дело: ввозить радиоактивные отходы с целью их дальнейшей переработки в ядерное топливо для тех же АЭС. Однако завод по переработке таких отходов строится в Челябинской области уже без малого тридцать лет. И когда его построят, неизвестно. Пока же мы будем складировать на своей территории атомные отходы со всего мира и воображать, что обладаем несметными богатствами. Перевозка по территории страны ядерных отходов опасна – об этом заявляют экологи. Хранение их тоже опасно. Технологии хранения устаревшие, а извечное российское разгильдяйство и расхлябанность лишь прибавляют трудностей. Так, в 2002 году активисты «Гринписа» забрались на крышу хранилища с атомными отходами, походили там, сняли все на видео и беспрепятственно покинули охраняемый объект. Этим они показали, что любой злоумышленник может сделать то же самое. А надо ли нам это в условиях, когда точат зубы террористы? Кое кто только и мечтает устроить ядерный армагеддон.

Ситуация, однако, имеет и иной пикантный момент. Американским законодательством запрещено передавать ядерные материалы другим странам, если есть опасность, что из них будут получать оружейный плутоний. Американцам очень не хотелось, чтобы мы стали перерабатывать отработанное атомное топливо и получать из него плутоний. Поэтому они приложат все силы, надо думать, чтобы отходы атомной промышленности только хранились в России, но ни в коем случае не перерабатывались.

С другой стороны, в нашу страну до недавнего времени ввозили из Франции и других стран Европы отвальный гексафторид урана. Это крайне вредное вещество является промежуточным продуктом при производстве топлива для АЭС. Его продавали нам по символической цене 60 центов за килограмм. По цене хлебобулочных изделий, что в сто раз дешевле стоимости природного урана. Гексафторид урана ввозили в Россию для дальнейшего хранения и переработки.

Что интересно: французские, а не российские экологи забили тревогу, после того как по французскому телевидению показали фильм о том, как на самом деле хранят и перерабатывают это вещество в России. Французским экологам стало жалко россиян. Они озаботились, что Россия превращается в ядерную помойку, а местные жители страдают от вредных выбросов перерабатывающего комбината. Под давлением своих экологов власти Франции запретили ввоз в Россию гексафторида урана.

Ситуация, однако, весьма интересная, поскольку в России гексафторид урана не считается вредным веществом… С другой стороны, если Франция запретила ввозить в Россию атомные отходы, то Германия, как и США, только готовится к этому. Выбран уже оптимальный путь транспортировки – через Балтийское море. 24 августа молодежь из партии «Яблоко» провела перед германским посольством в Москве акцию. Протестующие растянули баннер «Атомные отходы? Спасибо, не надо!». За несколько лет до Чернобыля на Московском кинофестивале в августе показали американский фильм «Китайский синдром». Это фильм об аварии на атомной станции и о том, как ее старались скрыть власти. Как говорится, мнимые события имеют тенденцию сбываться. Не лучше ли нам вовремя избавляться даже от мнимых событий, дабы не возникало искуса? Неуправляемая «цепная реакция» в прямом и переносном смыслах никому не нужна, где бы она ни происходила, хоть в Иране, хоть во Франции, хоть в России, хоть в Германии, хоть в США. Везде «цепная реакция» сопряжена с повышенной опасностью для всего мира!