ЗАЧЕМ ТЫ ОСТАВИЛА ТАК МНОГО ВЕЩЕЙ?

*странное белое-блеклое-почти-прозрачное небо. хотя… ничуть не странно для пяти утра. странно стоять прижавшись головой к холодной грязной стене нашего дома. бывшего нашего дома. хлопает подъездная дверь и сосед, вышедший с собакой, решает не здороваться. правильно делает. спазмы в горле не дают даже дышать, не то что – вести светскую беседу с жаворонками-собачниками. абсолютно дурацкий набор даже для пяти утра. какое жестокое и равнодушное божество могло подарить его, кроме тебя…
я пытаюсь успокоить себя проверенным способом – повторяю как мантру «все бесполезно и бессмысленно. все кончилось. наконец-то». сердце делает небольшую остановку после слова «кончилось», и пространство умирает.

8 часов ожидания тебя закончились бормотанием мантр и всхлипами в грязную стену. с 12 ночи твой телефон не отвечал, с двух – был отключен. 15 сообщений в ящике голосовой почты с одним и тем же текстом - «ну пожаааалуйста! ну ответь мне! перезвони!!! просто скажи, что все в порядке… вернись… ну прости меня, ну пожааалуйста!!!!!!!!!!!!». меня заклинило. после второго «пожаааааалуйста!!!» я срывалась на вой и бросала трубку.

логичное завершение вечера, который начался твоим криком:
- я устала!!! это невыносимо! это просто издевательство!… меня все зае***о!
- и я?!
- особенно ты! твои вечные распросы придирки дурацкая ревность маниакальный психоз и внесезонные обострения твоей шизофрении и паранойи!!!

…ты хлопнула дверью так, что заклинило замок. потом заклинило меня. я домучивала несчастный механизм, пока окончательно не доломала. вперемешку с рыданиями на коврике у двери – «ну почемууууу….ну вернись… Господи, ну пусть она придет, ну Господиии…». Я предлагала Богу бартер на абсурдных условиях – «ну что мне сделать, чтобы она вернулась?… Господи, если только она придет сейчас, я…я…я буду тебе молиться каждый день… я буду ее любить так, что она никогда больше не… я все сделаю…. ну, пожаааалуйстааа……ГОСПОДИ!!! НУ ЧТО ЖЕ МНЕ СДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ ОНА ВЕРНУЛАСЬ???!!!»
наверное, это было смешно. наверное, мой торг с богом был нелеп и невнятен и условия сделки никого не заинтересовали. ты вернулась только в 4 утра.

если я не умерла от счастья, то только потому, что не успела. после моей поцелуйной агонии и в тысячный раз повторенного «прости», ты закусив губу, быстро сказала:
- ты знаешь…я ушла, чтобы подумать…я знаю, что это неправильно – телефон... ну и заставлять тебя ждать..( любимая моя, о чем ты говоришь… я согласна была ждать вечно…главное, что ты вернулась..)… нет, ты подожди. я подумала. так нельзя. это уже агония. я ухожу. мне надо уйти. прошу тебя, помолчи!! так вот… ты не думай, я не к кому-то.. я просто…ты понимаешь, так больше нельзя… я потом позвоню…
… очень быстрая речь, очень стремительный рывок к двери.

…. и я вымаливала опять. я соглашалась на твой уход вообще и просила отсрочки сейчас. как приговоренный к немедленному расстрелу, я униженно выпрашивала хотя бы час…
- девочка моя… любимая моя… ну останься хотя бы до утра!! .. я клянусь…я буду молчать. я больше ни слова не скажу. я просто посмотрю на тебя… я тебя прошу… я же должна тебя запомнить… у меня же не осталось даже твоих фотографий!…
… боже мой… я пыталась выпросить у тебя фото с твоего студенческого…я стояла на коленях.. я обещала прекратить истерику, если ты останешься хотя бы на полчаса… у меня сел голос и я кричала шепотом – «ну ты же нормальный человек!!.. ну ты же не можешь уйти ТАК!! я же люблю тебя!!!!!! ну почему???!!!!!»

ты не могла меня успокоить. ты сбежала. совершенно разумное решение. а я еще час просидела, съежившись у двери, пытаясь понять – как это…когда тебя больше не будет. никогда… ни-ког-да… не будет. никогда не будет тебя.

… улыбающийся фокусник вызывает девушку из зала на сцену и укладывает ее в ящик, фальшиво обещая захватывающее приключение. и распиливает ее бутафорской пилой на-по-по-лам. зубья проходят по ее телу. и половинки остаются в разных частях ящика. и она умирает долго и мучительно. от тупой пилы. от обмана фокусника. от того, что залу видна только ее улыбка, в то время когда она у-ми-ра-ет. потом фокус заканчивается аплодисментами. всё объявляют обманом зрения. и она живет дальше. и даже спускается на свое место в партере. и улыбается друзьям, объясняя, что все виденное – иллюзия. и молчит о том, что фантомная боль в отпиленной половине становится все сильней.

ты хороший иллюзионист. ррраз – и готово. а мне так больно оттого, что – в первый раз. потом, конечно, пройдет. потом, конечно, я и сама распилю кого угодно. и мне будет глубоко наплевать – как им – умирать в темном ящике. у меня же был хороший учитель. солнечный ветер. исчезнувший так же внезапно, как появился. растворивший мое одиночество, оставивший взамен фантомную боль и отсутствие голоса после истерики. после тебя не осталось ни фотографий, ни вещей, ни запахов. и нет смысла становится фетишисткой. да, ты очень человечна. так бы я неделями носилась по квартире с твоими майками, спала бы в твоей пижаме, рефлексировала бы, глядя на фото. спасибо за твое пост-отсутствие.

и все же. и все же… ты можешь вернуться. ты забыла на столе свои права. а может ты уже вернулась… да, наверное… пока я утыкалась в стену нашего дома, ты уже пришла…

и я бегу-бегу-бегу по лестнице…
ведь ты же могла вернуться, правда?… *